Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Salome-a (список заголовков)
15:07 

Тайны подземелий

Salome-a
Всю дорогу Айваро молчала, ей было тревожно, потому как чувствовалось не только приблежение грозы, но и чего-то другого, более страшного....Наконец они добрались до того места, где Рун, Зик и бард выбрались из подземелий. Она показала как надо пользоваться защитной жидкостью от всяких там ползущих и летающих насекомых, присела на камень вглядываясь в небо.
- Ух, как мне не нравится то, что происходит, но пока мы не можем ничего изменить! Кто знает, вдруг мы найдем, что нам будет очень нужно... Будьте на чеку и осторожны, прислушивайтесь, зря думаю, что не кто не будет рисковать. Как говорят летописи Мира, все эти подземные лабиринты были построены Богами, только позже многие из них, переделывали гномы. А гномы народ осторожный, помимо красоты, некоторого удобства, они еще придумывали массу ловушек. Но это смотря для чего предназначались лабиринты. Мы пока не знаем, что там скрыто, но не просто же так это что-то так охраняется. К тому же сейчас и Рик знает о том, как вы выбирались от сюда, не думаю, что будет засада, но наверняка ему доложат о том, что кто-то бродит в подземельях, у него сейчас полно соглядатов. Ну что? Пошли?
-Всю свою сознательную жизнь я рисковал ради богатства, сокровищ и кладов. Пожалуй, и на этот раз я не отступлюсь, - Эйрик улыбнулся, втирая мазь, сделанную Элиной, и пошел первым. Он прекрасно помнил, как открыл замок, он уже знал почти каждый метр подземелья. Собственно, это естественно. Он был вором и мошенником. И весьма талантливым и способным, если эти слова могут быть использованы для описания его призвания. Рунгерд вытащила из-за пояса кинжал и повесила за спину арбалет барда. В узком тонелле от ее молота будет столько же прока, как от ученического меча супротив дракона. Она шла тихо и молча.
-Почти пришли, - отозвался шепотом бард. -Я оставил здесь метку - он указал на метку на стене тонелля. -Нам осталось несколько сотен метров. Что-то у меня не на месте сердца.
-Не только у тебя - отозвалась шепотом Рунгерд.
Пройдя еще сотню метров они уткнулись в стену.
-Быть этого не может! - в возмущении всплеснула рунами воительница.
-Спокойнее, сударыня, - Эйрик подошел к стене. -Совсем свежая... Здесь кто-то был несколько дней назад. Может быть кто-то здесь есть и сейчас. - бард многозначительно посмотрел на остальных и не дожидаясь вопроса, ответил:
-Мне не чуждо ремесло следопыта. - он озарил присутствующих улыбкой и легко поклонился.
*Зик скептически оглядел мазь, но всеж покрыл тонким слоем себя, одежду и снаряжение. Вряд ли осы, пчелы, пауки и подобная живность смогут пройти через магический барьер Зика, но бывают моменты, когда сил на магию уже нет.
Воин держал меч перед собой, клинок освещал пространство подземелий и было более менее комфортно. По крайней мере более комфортно, чем в прошлый раз. Сейчас Зик был полон сил, а за спиной покоился вещевой мешок с едой, водой и прочими походными принадлежностями, которые воин позаимствовал в пиратской хижине*

Не ты один здесь следопыт, *Оглядываясь по сторонам, ответил Зик* Кто-то явно не хочет, чтобы мы пошли дальше. Эй старик, не желаешь сломать стену?
-Вы позволите? - бард отошел назад, отстраняя осиальных. -Милые дамы, буду признателен, если вы заткнете свои ушки. Вас, сударь, это тоже касается. -кивнул Эйрик Зику.
-Что, ругаться будешь? Прошибешь стену потоком сквернословия? - спросила Рунгерд и засмеялась, радуясь своей шутке.
-Вы как всегда правы, дорогая Рунгерд. - бард взял в руки лютню и начал играть. Музыка завораживала и в ее звуки вплеталось время, теряясь и ускользая неощутимыми шелковыми нитями. Звук стоновился громче и мощнее, в нем преобладало знакомое Рунгерд с отрочества первобытное чувство ярости. Бард запел и стена покрылась глубокими трещинами. Звук трескающейся породы создавал ритм. Эйрик отходил все дальше и когда трещины покрыли стену словно паутина, она поддалась и рассыпалась мелкими камнями.
-На этот раз вышло лучше, чем обычно. - Эйрик убрал лютню за спину. -Прошу.
-Как ты сделал это? - Рунгерд ошарашено смотрела на барда. - Поглоти меня Хель, я в жизни не видела ничего подобного.
-Боевая магия. - он пожал плечами. -Мой секрет не только в хорошей технике игры.
-Ты научишь меня? - воительница смотрела в глаза Эйрику, но уже без пренебрежения и злости.
-Посмотрим... - бард выдержал взгляд и, повернувшись к ней спиной пошел вперед.
Шел он достаточно резво, подогреваемый произведенным на "публику" впечатлением.
-Куда он так ломанулся?.. - тихо сказала воительница.
-Назад! Бегом назад! - послышался душераздирающий крик явно напуганного Эйрика.
Такой музыки Элина не слышала - не приходилось раньше. В Академии были такие ученики, но это была большая редкость и с ними занимались другие учителя и в других классах. Если подумать то такой дар был просто незаменим для поднятия духа у воинов, такая магия может быть только боевой, на светских приемах это не подходило. Не каждый человек оценит такое искусство!
Бард прошел вперед и вскоре раздался его предупреждающий крик. Впереди что-то было, что напугало его. Что бы это не было Элина рванулась на крик барда, у нее были на все случаи жизни припасены были то, что могло помочь. Зажав в руке маленький шарик, свое изобретение, Айваро быстро преодолела расстояние от нее и до барда.
- Ну что тут у нас? - буркнула Элина.
-Мы потревожили паучье гнездо, - выдохнул Эйрик и, споткнувшись о камни, растянулся на земле.
-Боги... какая дрянь! - Рунгерд поморщилась и содрогнулась. Как не прискорбно, но одной из слабостей её была боязнь пауков. Понимая, что большинство из них совершенно безвредны, она ничего не могла с собой сделать и визжала как сумасшедшая, если вдруг видела ползущего по стене паука, не говоря уже о том, если он полз по ней. Часто задышав и вцепившись железными пальцами в плечо Зика, она отошла назад.
-Мерзость какая. Ненавижу. Отвратительные твари...
Тем временами шорох нарастал и вдалеке показалось немалое количество гигантских пауков. Страшные существа с твердыми хитиновым панцырями, которые не всегда пробьешь сталью, они явно были настроены агрессивно. Количество было пока не ясно. То ли пять, то ли больше. Каждая тварь превосходила размером крупного волка, а иные казались и покрупнее среднего медведя. Пытаясь не паниковать, Эйрик поднялся и отбежал назад, доставая из-за спины дрожащими руками лютню.
*Зик закрыл уши, когда бард играл, а после не чинил ему препятствий, когда тот браво зашагал вперед. А когда бард понесся обратно, Зик только лишь хмыкнул.
Почувствовал на своем плече мощную пятерню Рунгерд, Зик ободряюще ей подмигнул*

Я к паукам тоже не очень...

*Воин поднял меч над головой, свет клинка стал ещё ярче. Зик шептал заклинание "Световой удар" и намеревался направить его на ближайшего паука. Воин сделал все с расчетом на то. что клинок будет раскален магией Света и сможет пробить панцирь паука с легкостью*

Рунгерд, готовься, все отойдите за меня!
Тварь отбросило назад. Густая, теплая жижа брызнула из треснувшего панциря паука. Гигантское насекомое перевернулось на спину, беспомощно дергая длинными конечностями.
-Мерзость. Меня сейчас вырвет. - Рунгерд с отвращением отвернулась к стене.
Разъяренные неожиданной атакой пауки полезли из ответвлений тоннеля. Самые маленькие были размером со среднюю собаку.
-Нам конец. - бесцветным голосом произнес Эйрик, вцепившись одеревеневшими пальцами в струны лютни.
-Играй! Играй, старый ты идиот! - Рунгерд пятилась назад, выставив вперед себя арбалет. От количества пауков разбегались глаза и она стала стрелять наобум в кишащую черноту тонелля. Было самое время вызвать Асбьорна, но для этого требовалась хотя бы минута, а её не было. Оставалось только уповать на свои силы.
В данный момент признаваться в том, что она их тоже боится - было глупо. Надо было взять себя в руки, быть спокойной как ..., ну не важно кто или что.
Резко выдохнув она сделала шаг навстречу этим ужасным тварям.
К удивлению всех магичка стала... разговаривать с ними! Полу шипение, фырканье и еще что-то, но самое удивительное, что пауки ее кажется слушали! К нем приблизился самый большой и все остальные чуть отступили от них.
Разговор, казался был весьма спокойны и со стороны выглядел как разговор старых друзей. Элина не очень громко, но твердо произнесла обращаясь барду, но не поворачивая головы к нему. - Играй что-нибудь нежное, потом веселое и закончи боевым маршем!

Если честно у нее было такое внутреннее напряжение, что она могла упасть и потерять сознание в любую минуту, осознавая, что ей нужно спасти не только себя, но и остальных, Айваро держалась из-за всех сил.

Удивительное произошло тогда когда бард заиграл. Нежная музыка заставила пауков заслушаться мелодией, даже все глазки закатили от явного удовольствия, веселая музыка и они стали смешно пританцовывать, ну а уж когда заиграл бравадный марш, то пауки ломанулись в глубь пещер, шипя речитативом.
Как только они скрылись, Элина совершенно без сил опустилась на пол подземелья и хриплым голосом попросила воды.
-Как ты это сделала? Что произошло? - Рунгерд склонилась к Элине. -Они сказали тебе-что-нибудь?
Эйрик стоял молча, довольно улыбаясь. На этот раз Элина проявила себя
И проявила далеко не хуже, чем он сам. Гордясь тем, что произошло, бард чувствовал себя на высоте. Если бы не он, они бы не справились. Никогда бы не справились. Особенно без него и Айваро. Зик слишком осторожный, а Рунгерд чересчур безрассудна. Радуясь своим выводам, Эйрик достал мех с водой и подал Элине. Путь должен быть не слишком долгим и опасностей должно быть немного. Да и будет ли она?
Через некоторое время, онп снова двинулись вперед, туда, где недавно все кишело пауками. Эйрик узнавал тоннель. Все было по-прежнему. Наконец, они дошли до той самой развилки.
-Вот здесь. Пройти надо совсем немного? Что будем делать? Пойдем все вместе или кто-нибудь останется здесь? - бард сделал серьезное лицо.
-Пойдем все вместе. Я не вижу смысла оставаться здесь или оставлять кого-либо, - высказалась Рунгерд. -Ты точно не останешься здесь, бард. Твое дело вскрыть замок.
Прежде чем ответить, Элина сделала несколько больших глотков, после чего встала, отдавая мех с водой. - Спасибо Эйрик, Вы молодец, у вас дар которые подарили Боги.
Отряхнув юбку, поправив волосы ответила Рун. - Моя мать училась у дриад всяким премудростям и тайнам леса, знания которые она от них получила, передала перед гибелью мне. А этих тварей, да еще таких размеров.., я с детства боюсь.. Крыс и змей нам боятьс не надо, путь чист, если, что или кто нам мешать будет, то они смогут нам помочь, а то, что одного из них убили, так это им даже хорошо, у них теперь новый повелитель, вернее повелительница. Зик невольно им помог избавится от тирана.

Вскоре они дошли до развилки туннеля. - Не думаю, что оставить кого-нибудь здесь хорошая мысль, надо идти всем вместе. Кто знает, что там нас дальше ждет...
*Воин молча наблюдал за довольным бардом и также молча двинулся к развилке, не удержавшись только лишь от одного комментария*
Всегда мечтал свершить правительственный переворот среди гигантских членистоногих...
*Добравшись до развилки, Зик только лишь подтолкнул барда вперед. Не то, чтобы грубо, но и не как барышню*
Не тормозим, чем раньше закончим бродить в этих туннелях, тем раньше сможем заняться более важными делами.
Когда они подошли к дверям, то стало окончательно понятно, что после них здесь кто-то был... или есть. Все двери, открытые ранее Эйриком, были заперты.
-Что за чертовщина? - прошептал бард, проведя рукой по гладкому замку. -Кто-то явно освоил это место. Может быть и искать здесь нечего и мы зря сунулись сюда?
-Действительно, зря. - послышался на спиной уверенный и насмешливый голос. От неожиданности, Рунгерд вздрогнула, схватившись за кинжал.
-Не стоит, удача не на твоей стороне. - одернул ее незнакомый голос. Бард медленно обернулся. В метрах пяти от них стояла большая, разношерстная компания бандитов, настроенная явно серьезно. Вооружены они были весьма неплохо: пять арбалетов было направлено в спины путников, четверо рослых орков, одетых в тяжелую стальную броню, были вооружены топорами, двое ассасинов, с повязками на лицах, обнажили тонкие клинки, а чуть поодаль от них, стояла женщина с небольшой трубочкой в руках. Судя по всему, это было наиболее опасное оружие - ядовитые дротики. Тот, кто говорил с ними, был среднего роста и крепкого телосложение. На вид ему было около сорока лет, не больше. Рыжие волосы ниже плеч и рыжая борода, желтоватые глаза и глубокий шрам на левой щеке, идущий от брови до подбородка. В его руках была небольшая стальная секира, отражающая свет пламени факелов. Своим видом он напоминал выходца с севера, если бы только не рыжие волосы.
Рунгерд яростно осмотрела воина с головы до ног. Их тринадцать... С перевесом в девять... они явно победят.
-Оружие сюда, быстро, - голос рыжего прозвучал спокойно и даже как-то ласково. -Я не стану повторять дважды. Ирма. - он махнул рукой в сторону женщины с дротиками и в ту же секунду что-то просвистело у уха Зика.
-У меня ничего нет, можете меня обыскать, - Эйрик поднял вверх руки. -Я не ношу с собой оружие.
-Не суетись, - брезгливо проговорил рыжий. Рунгерд сняла со спины арбалет и кинжал и бросила оружие вперед. Амулет остался при ней.
«А не пора ли нам отсюда исчезнуть?» - мысленно завопила интуиция, впрочем, ее иногда никто не слышал или не хотели прислушиваться к ее воплям: « Ну, вот я предупреждала ведь, ничего хорошего из этой вашей прогулки не выйдет, только приключения на ваши пятые точки!».
- Картина называется «Не ждали!» - прошептала Эллина и нахмурилась, и уже громче произнесла . – Многовато вас на мирных, заплутавших несчастных… - паломников.

Айваро быстро окинула взглядом на эту разношерстную команду.
!» Арбалета.., это не весело. Ну, два, я бы справилась, но пять, будет труднова-то, ну ничего Зик тоже поможет. Орки, с ними сможет справиться Рун, они в такой броне не поворотливы, особенно в этом туннеле. Остальные тоже не лучше, наемные убийцы скольские как угри, за ними глаз да глаз нужен, а вот женщину надо быстрее вывести из строя, она большая угроза для нас всех!».
- Ну, какое оружие у бедных, заплутавших в этих страшных подземельях людей? О чем вы говорите! Это простой молоточек – она указала на молот Рун, чтоб простукивать стены, ища выход, вот эта игрушка – указала на меч Зика. – Так только свет и дает, освещая путь. А вы наверное и выход знаете, да? Может быть нам к вам присоединиться?

Язык - болтает, мозги - думают.
Пока язык работал и заговаривал зубы бандитам, Айваро творила боевое заклинание, времени было только очень мало, и она смогла набросить его только на наемных убийц и женщину, и удерживать заклинание примерно 15 минут.
(«Пелена» - боевое заклинание. По желанию мага воздействует на некоторые органы чувств: может ослепить противника, оглушить его, лишить осязания или обоняния. Эффект временный, период воздействия зависит от количества заложенной энергии, последствий после себя не оставляет. Выглядит как рой мелких зеленоватых мушек)

-Гро-Фрейн, Лейн-Хел, мне докучает женская трескотня. Ко мне ее, живо, - скомандовал рыжеволосый викинг двум оркам. Те моментом убрали оружие и, спустя пару секунд, схватили Элину и приволокли к предводителю.
-Милое личико, - он провел по ее лицу ладонью и криво улыбнулся.
-Что ты себе позволяешь, гнилое отродье Нифльхейма? - ярость блеснула в глаза Рунгерд.
-Какие мы говорливые сегодня. - заметил бандит, зверея.
-Ты недостоин называться нордом. Боги отвернутся от тебя.
-Я не настолько туп, чтобы просить силы у кого-либо. Кто вскрывал замки?
В воздухе повисло молчание, тем временем заклинание, наложенное Элиной стало действовать. Надежды на удачный исход все равно было мало.
-Я... - сознался Эйрик.
-Трус, - брезгливо бросила Рунгерд.
-Отрубить тебе руки?.. Или взять к себе? М? Интересный выбор, да? Или убьют свои, или чужие. - он улыбался, чувствуя абсолютное превосходство, затем, удовлетворившись молчанием барда, перевел взгляд на Зика.
-Эй, ты. Бросай сюда свою побрякушку.
Еще в мире теней Герцог одел на руку глифы могущества, кто знает, где он появится, и что его там ждет? Этот переход получился мягким, сил Алекс не потратил благодаря Сумраку. Проход открылся за спиной бандитов, сразу после того как Элина набросила боевое заклинание, поэтому Алекса оно не задело. Пять секунд на то чтобы шум в ушах утих, и Герцог осознал, где он находится. Три на то, чтобы определиться с обстановкой. На этот раз он появился вовремя. Размышлять времени не было – ведь он не знал сколько время у них после заклинания Элины, да и про само заклинание не знал. Кольцо смерти могло не только открывать проход в другие миры, но и использоваться как боевое, но использовать его было опасно в замкнутом помещение. Один раз он уже так обрушил башню. Оставалось самое простое и излюбленное.
- Отпустите девушку – в одной руке Алекса появился череп, в другой был зажат артефакт. Алекс знал что там всего шесть боевых зарядов, но зато каких! И в любой момент Герцог готов был рискнуть, и атаковать.
-Какую девушку? - рыжий недоумевая повернулся назад, резко схватив Элину за волосы и приставив к горлу кинжал. -Ты кто такой? Впрочем... Убить этого шута. - скомандовал он и пять стрел метнулись в сторону герцога. Ловя момент, Рунгерд стала шептать вису, благо, она была довольно короткая. Нужно было действовать. Узнав голос Алекса, она едва заметно улыбнулась - он был серьезным противником.
-Не дергайся, стерва, и я сделаю тебя королевой своих ночей. А будешь крутиться... я просто прирежу тебя и твое нежное тело достанется крысам и паукам.-рыжий усилил хватку и приставил нож к горлу Элины так, что ей сложно было глотать. Тем временем, Рунгерд исчезла, чем внесла в ряды орков полнейшее непонимание и легкую панику.
*Зик все это время молча стоял и выжидал. Даже не шелохнулся, когда над его ухом пролетел отравленный дротик, и когда схватили Элину. Воин не реагировал ни на что - все это время он сотворял заклинание светового барьера, который и наложил на себя. Теперь ему не страшны несколько ударов физического урона - щит света их просто остановит. Но сколько ударов сможет выдержать заклинание Зик не знал, по этому не спешил атаковать. Кому-то более наблюдательному могло показаться, что клинок стал гореть еще ярче. Зик готов был нанести световой удар в любую секунду. За спиной бандитов появился ещё кто-то, и Зик узнал его. Оценивать обстановку более было не нужно. Воин посчитал врагов, все взвесил и решил действовать как только подвернется удобный момент. а подвернулся он тогда, когда исчезла Рунгерд. Именно в эту долю секунды всеобщего замешательства воин левой рукой метнул в рыжего (который повернулся к Алексу и теперь стоял к Зику спиной) один из метательный ножей, целясь в затылок. Воин надеялся что хорошо рассчитал траекторию полета ножа, чтобы тот пролетел мимо всех остальных врагов, настиг цель и при этом не задел Элину*
Нож был отбит одним из ловких ассасинов. Этот выпад со стороны Зика спровоцировал бой. Один из ловкачей метнулся ему навстречу, другой прикрывал спину предводителя. Рунгерд незаметно подняла свой кинжал и воткнула его в глаз одному из орков. Тот взвыл от боли и менее чем через минуту испустил дух. Двое других пришли в полнейшее бешенство и воительница успела пожалеть о своем поступке, но атаковать арбалетчиков было намного опаснее, даже будучи невидимой, ей не хватало ярости для неуязвимости и риск был необоснован. Эйрик, что же касается Эйрика, он так же, как и Зик, стоял молча, не дергаясь. Скорее, он был шокирован ситуацией, в отличии от воина света, который готовился к атаке. Впрочем, действительно, бард был искусным мошенником, а не бойцом.
Тем временем, Рунгерд старательно пыталась пробраться с сторону Александра, боясь кого-либо задеть. Второй ассасин уже пытался найти ее, но тупые орки активно мешали ему, издавая яростные вопли. Самым сложным было обойти арбалетчиков, они стояли плотно в узком проходе тонелля.

13:09 

Незабытое прошлое

Salome-a
(Виллем и Керрату за сотню лет до настоящих событий)
Глава 1. Два дракона
Серые, острые скалы, мечущиеся ветры, пещеры, ходы, алтари, неведомые огни, ярчайшие, огромные звезды, освещающие каменный остров черными ночами, холодное, желтое солнце, напоминающее глаз змея - здесь не выживет человек. Это место для совершенных созданий, для тех, кто был избран богами; сильные, мудрые, осторожные и опасные - именно драконы должны стать венцом творения всех миров.
Оглушающий рев дракона ударился о скалы. Керрату приземлился на вершину скалы и осмотрел пустующий алтарь.
- Безбожники, - прорычал дракон. Желтые глаза переливались, точно языки пламени. Хищный прищур его выдавал беспокойство. Керрату учуял запах, незнакомый ему ранее. Неужели на острове может быть кто-то... чужой?
Бум! Шмяк... Дракон рухнул на широкий уступ скалы, небольшую площадку чуть ниже ее вершины. Отец его в очередной раз проучил, задав трепку и заставив удирать со всех ног, а точнее крыльев. И ведь загнал туда, куда хотел, подальше от людей, а сам исчез, двинув сыночку хвостом вдоль хребта. Виллем зашипел, вспомнив выходку своего упрямого отца. Тот не отказывался от мечты переделать сына.
С трудом сложив оцарапанные крылья и поднявшись, Брендон решил забраться повыше. Надо было посмотреть, куда он попал, куда лететь дальше, действительно ли покинул его родитель... На многое надо было обратить внимание. Но лишь царапнув первый камень, он замер. Рык не мог остаться незамеченным.
Первым желанием было ответить рычанием на рычание. Но человеческая природа принуждала молчать и бесшумно взобраться наверх, чтобы украдкой посмотреть на... неизвестного. Остров этот Виллем посещал точно впервые, откуда ему было знать, кто тут водится. Взобравшись повыше, изогнувшись и цепляясь где когтями, а где и крыльями, дракон одним глазком глянул, успел втянуть ноздрями воздух и вновь спрятался туда, где по идее должна быть пропасть.
Взмах крыльев змея взметнул в воздух жесткие порывы ветра. Керрату полетел на запах. Рев снова ударился о каменные стены скал острова. Увидев "собрата" дракон ощерился и зашипел. Свирепый взгляд его изучал незваного гостя:
- Кто ты? - прогремел низкий, громкий голос, - говори!
Дракон шарахнулся и едва смог удержаться в воздухе, он все еще был ранен и чувствовал себя неважно. Увильнув, Виллем снова упал на землю, открытый для нападения. Когтями он мог бы отбиваться, но вряд ли долго.
- Кто я? - прошипел он сдавленно. - По мне что, не видно?
Обдирая крыло, Брендон попытался отползти. В человека он обращаться не рисковал, вряд ли крылатому змею понравится такой гость.
- Меня зовут Виллем. А ты кто? - в горле нещадно першило, дракон хрипел. - Куда я вообще попал?
Змей приземлился на приличном расстоянии от дракона.
- Керрату, - отозвался он. Имя прогремело, заставив остров содрогнуться. - Я тот, кто был и остался первым. Недаром только единицы знают и помнят обо мне. Эти алтари, - он указал взглядом на один из плоских, гладко отшлифованных камней, - Эти алтари давно впитали кровь жертв. Люди больше не молятся мне. Остался лишь Неагор, тот, кто возглавил увядающее Братство Теней, - змей был слишком откровенен. Странно. Керрату склонил голову набок и потянул носом.
- От тебя несет человеком, дракон, - прошипел змей и сощурил желтые глаза с узкими зрачками.
-Ты из низших, - дым вырвался из его ноздрей. - Этот остров принадлежит перворожденным драконам, как ты попал сюда?
Дракон слушал внимательно, он вообще умел слушать. Зачастую его отец вещал часами, а сын внимал его речам, умирая от скуки. Очень похоже на нынешнюю ситуацию, отличие лишь в том, что сейчас Виллему скучно не было. Увидеть первого из первых всегда интересно, стоит только задуматься над задачей про яйцо и курицу.
- О тебе я не слышал, как и о тех, кого ты упомянул, - счел необходимым упомянуть дракон. Но в ту же секунду тихо рыкнул, услышав нелестное о себе мнение.
- Ну, надо же, угодил в избранное общество, - перевернувшись, Виллем улегся на брюхо и исподлобья взглянул на Керрату. - Меня забросил сюда отец, он как раз из ваших. Моя мать была человеком!
Последнее прозвучало с вызовом. Это было детское, но Брендон считал человеческую половину лучшей. Общение с чешуйчатым родителем все чаще склоняло его к этой мысли. Человеком быть не в пример приятнее.
- Перворожденные... Только и слышу это постоянно. Ты полукровка, ты нечистая кровь. Вы, драконы, и слова сказать не можете, не перечислив всех своих предков до десятых колен. Если мне здесь не место, я уйду без вопросов. Мне перворожденные нравятся также, как вам низшие.
- Стой. Как зовут твоего отца? Драконов становится все меньше, но я знаю, что будет рассвет. Долго ли ты можешь быть человеком, Виллем? - похоже, змей что-то замышлял. Сейчас в его голосе не было злорадства и агрессии. Керрату хотел повернуть реку чьей-то жизни в другое русло. Он мог бы сделать это сам, но ведь он бог, он должен наблюдать и изрекать, когда это необходимо.
- Я не трону тебя и не собирался этого делать. Хотелось бы знать, чего ты хочешь. Я редко и мало наблюдал за полукровками, зная о том, что вы ошибочно предполагаете, что именно люди есть самая мощная и сильная ваша сторона. Так я хотел бы узнать, отчего вы все так в этом уверены?
- Ренррау, - назвал имя отца Виллем. Непривычно было называть его так. - Отца зовут Ренррау.
Вести беседу со змеем Виллем не был настроен, но спорить не стал. Не так уж быстро он мог покинуть этот остров, все из-за неудачного падения. Следовало немного подождать, подлечиться.
- Я могу быть человеком столько, сколько душа пожелает, - послушно ответил Виллем и на этот вопрос. - Если быть точным, столько, сколько позволит дракон в моей душе. Чем дольше остаюсь человеком, тем меньше мне хочется быть драконом. И наоборот.
Услышав заверения змея о не причинении вреда, Брендон смог расслабиться и дал себе возможность расположиться поудобнее. Тем более змей задавал интересные вопросы. На секунду ему почудилось, что Керрату что-то задумал, но голова трещала, и Виллем отбросил эту мысль, как скучную. Что опасного в вопросах?
- Не знаю о других. Я полукровок не встречал. О себе могу сказать, - Виллем тихо фыркнул, выпустив из ноздри извилистую струю дыма. - Ошибочно? Как человек, я куда сильнее, чем как дракон. И это даже не предположение. Другое дело, что я предпочитаю быть человеком. У них жизнь веселее и интереснее, полна странных обычаев и ритуалов, страстей. Как человек, я чувствую куда больше и ярче.
- Достойный ответ, - заметил змей. - Говоришь, ты сильнее в облике человека? - он мельком взглянул на ободранное крыло дракона и тут же смекнул, что ему придется потратить кое-какое время для восстановления сил.
- Ренррау, - задумчиво пророкотал бог драконов.
- Есть одно дело, Виллем. Если, конечно, ты хочешь испытать себя и доказать мне силу людей. Один из тех, кто был предан мне, нарушил Закон и его надо убрать. Это человек. Но опасный, наделенный силой и практически бесконечной жизнью. Судьба должна расставить все по своим местам, а роль этой судьбы сыграешь ты. Разумеется, я не останусь в долгу. Я знаю твоего отца. Он силен духом и телом. Подумай, пока есть время и не отказывайся сразу.
- Как человек, я сильнее других людей. Но как дракон я слабее других драконов, - пояснил Виллем. - Однако, как дракон, понимающий природу людей, и как человек, знающий на себе природу драконов... Могу сказать только, что у меня большие преимущества. Я просто предпочитаю человеческую природу.
Дракон прикрыл глаза, распределяя жизненную силу по телу, направляя ее туда, где она необходима. К тому же было сделано предложение, которое могло и должно было его заинтересовать.
Виллем чуял от змея Керрату то, чего не чувствовал даже от отца, хотя по словам змея, тот был силен и духом, и телом. Это нечто он обозначил для себя, как "родство". Змей заставлял чувствовать себя и подавленным, и воспрянувшим. А внутренний зверь признавал некую власть над собой. После длительного пребывания в теле дракона Виллем впервые смог без труда подчинить его, и обращение не стало бы для него столь мучительным, как обычно, когда приходилось покорять самого себя раз за разом.
- Помериться силой с тем, кого ты считаешь опасным? - поинтересовался Брендон. Он задумчиво поскреб когтем каменную поверхность скалы. - Керрату, я пожалуй соглашусь. Вряд ли случайно то, что человек-дракон, занимающийся охотой за головами, оказался на острове, где ему предложили привычную работу. А я не люблю встревать у судьбы в зубах косточкой. Разгрызет, чего доброго. Но я хочу знать, что совершил этот опасный человек, что ты возжелал его смерти. Не все люди убивают просто потому, что кому-то так захотелось, и я как раз из этих людей.
- Этого человека зовут Герран. Он один из лучших воинов Братства Теней, вернее, был им. Его перетянули на другую сторону. Все должно быть натурально. Ты принесешь его в жертву мне, а остальные станут думать на тех, кого давно уже пора искоренить. Клан Власти Сумерек. Сборище некромантов и недостойных топтать твердь личностей. Ты убьешь его клинком, который я дам тебе, но против этого клинка тебе самому придется выстоять. Он порождает жажду убивать. Имя ему Коготь. Это часть меня, часть бога, - змей сверкнул глазами, - Ты оставишь его в сердце Геррана, далеко, на вершине Мыса Павших, на моем алтаре.
Керрату замолк, сделал паузу и снова спросил:
- Так что же ты любишь, Виллем, что для тебя высшая награда?
- У меня будет клинок? Приятно, - оскалился дракон. - Клинок Бога - вдвойне приятно. И все-таки... Как именно он нарушил закон? Убил кого-то? Нарушил клятву? Просто перешел на сторону врага. Керрату, мне будет мало твоего оскорбленного самолюбия, чтобы убить человека. Есть ли что-то еще?
Виллем не любил политические игры. А это сильно смахивало на политику, во всяком случае, пока. Пока он ходил по морям, он слышал об одном некроманте, который смерти не заслужил. Вдруг и здесь такая же история.
- Веришь или нет, но даже самое желанное может стать большим проклятием, если получил ты это за недостойный, подлый поступок. Если ты мне ничего не скажешь, я буду не рукой судьбы, а обычным убийцей. И судьба самозванца разгрызет, как косточку, застрявшую в зубах. Мне мое будущее дорого.
- В тебе говорит человеческая кровь, - тихо сказал змей и в его глазах отразилась ирония. - Боги не могут вести себя недостойно, а этот человек стал предателем твоего рода. Рода драконов. Ни одно из существ не может иметь дерзновение покушаться на Высшее. Герран совершил много грязных поступков, на его совести многочисленные убийства, он не пожалел даже свою возлюбленную. Ты просто дашь ему право существовать в несколько ином качестве, в котором, он будет коротать свое время до тех пор, пока не исправит свои ошибки. Пойми, все, что происходит в мирах, происходит по воли судьбы. Сейчас же он поставил под удар своих товарищей и братьев по оружию и должен быть наказан. Ты встретишь его там, где он пойдет якобы против Власти Сумерек. С ним будет его любовница Шази. Её убивать не нужно, она хороший воин. Прикинувшись членом клана, ты отведешь его на Мыс Павших и сделаешь то, что должен.
-Твое будущее, Виллем, будет многообразно. Поверь тому, кто существует от начала времен.
- Человеческая, драконья... Не важно, это говорю я, - дракон только усмехнулся. - Просто я должен точно знать, на что именно иду. Но я тебе верю, Керрату, не солидно будет божеству лгать в мелочах. Подлость и предательство мне точно не нравятся.
Потянувшись всеми членами, ящер захрустел суставами, проверяя, насколько он себя лучше стал чувствовать. Боль почти прошла, оставив лишь легкое напоминание о себе, ноющее, неприятное. Он почти готов был отправиться в путь, за приключениями.
- О будущем умолчим. Знать наперед не интересно, - большие крылья Виллема дернулись, обозначая человеческое пожимание плечами. - Мне будет радостно забрать, пусть даже и на время, жизнь человека столь жестокого, предавшего все в своей жизни. А что же до предательства рода... Я же говорю, человеком быть проще. Но Герран, кажется, чересчур человек.
Последние слова зато были явно драконьи. От соплеменников он сам постарался отстраниться, удалиться настолько, чтобы даже не сталкиваться. Столкновение могло привести к бою, а бой к нелегкому выбору. Убивать своих ему не доводилось еще.
- Я готов выполнить твое задание. Укажи только направление. А о награде поговорим, когда дело будет сделано. После него и я, и ты будем точно знать, чего именно я заслужил.
- Мудро, - Керрату усмехнулся. - В тебе говорит кровь твоего отца. Ты отправишься в Актину, на Остров Забытых. Там ты найдешь упомянутый мною Мыс Павших. Герран и Шази будут на острове. Сам он не промах и, наверняка оставит ее одну и сам пойдет с тобой. Не сомневаюсь, что ты сможешь втереться в доверие. У подножия той скалы - змей скосил глаза вправо, ты найдешь сундук. В нем лежит Коготь. Там де ты найдешь перстень с черным камнем. Это станет твоим отличительным знаком. Эти перстни носят некроманты Власти Сумерек. Герран пойдет за тобой сразу, увидев его. Но есть одно но: не попадайся ему в облике дракона. Приступать можешь тогда, когда сочтешь нужным.
Медлить дракон не стал, так как считал, что чем больше медлишь, тем сильнее сомневаешься. Он легко обратился под влиянием Керрату, все еще подавлявшего внутреннего зверя. Молча направившись к скале, Виллем отыскал сундук и открыл его. Первое, чему он уделил внимание, был перстень. Надев его на палец, дракон едва удержался, чтобы не заурчать даже в человеческом облике. Драконы любят украшения...
С мечом все было сложнее и проще одновременно. С одной стороны, Виллем никогда не испытывал жажды крови, да и вообще все драконьи инстинкты были приглушены человеческой природой. Поэтому как дракон он был слабей других ящеров. С другой стороны, это не значило, что жажды нет. И сейчас он чувствовал, как его зверь радовался предстоящей полной свободе от всех глупых человеческих ограничений и правил. Вспотев, сглотнув, Брендон взялся за рукоять меча. Это действительно было испытание. Жажда крови его захлестнула, хотелось терзать, кромсать и пить, пить... Вот только он был не таким, а это всего лишь меч, пусть даже и божества.
Стянув кольцо с пальца, Виллем спрятал его под язык. До острова еще нужно было добраться. Обращение обратно в дракона прошло без сучка, без задоринки.
- Я приложу все силы, - кратко сказал он, перехватывая меч зубами. В следующую секунду дракон взмыл в воздух и отправился на остров.

Глава 2. Смерть Геррана
В пути было довольно сложно. Дракон каждый раз останавливал себя, когда начинал от томившей его жажды грызть меч. Пришлось несколько раз останавливаться и пережидать особо сильные приступы в человеческом обличье, которое сдерживало дракона. Теперь приходилось сложнее, рядом не было божества, подчинявшего внутреннего зверя.
Последняя остановка прошла в Актине, ночью. Виллем запасся одеждой и сумкой, куда можно было сложить весь скарб. Да и нести все так было удобнее. Каждый раз он радовался, что никого не убил. Эта борьба его всерьез измотала. На остров он прибыл уставшим и злым. Одетый в настроение во все черное, с кольцом на пальце и мечом на поясе, Брендон глубоко дышал, надеясь почуять присутствие... хоть кого-нибудь. Где искать этого Геррана? Для начала он пошел просто вперед, наугад.
Туман, большая старая башня, огромные ворота. Тут пахло злом, смертью, отчаянием и пустотой. Неподалеку виднелся мыс. Смеркалось. Темное время для темных дел... как раз то, что надо. В нескольких десятках метров от себя, Виллем увидел две фигуры - женскую и мужскую. Они о чем-то говорили, постепенно приближаясь к нему.
-Ты будешь ждать меня здесь, я вернусь за тобой, обещаю.
-Это слишком опасно, Герран, мне не по себе. Они должны быть здесь для совершения своего неугодного жертвоприношения Керрату, - горячо сказала она.
-Я знаю. Поверь, одному мне будет легче справиться.
Она промолчала.
-Шази, - лучница посмотрела на него. Она отличалась от тех, кого привыкли здесь видеть - хрупкая, невысокая, с восточным разрезом глаз и смуглой кожей. Как она привыкла к этим местам?
-Я люблю тебя, - добавил он и поцеловал ее. -Не иди за мной, оставайся здесь.
-Кто там? - спросила Шази, кивнув в сторону Виллема.
-Я не знаю, - солгал Герран, -Но он опасности не представляет. Ты же знаешь, я должен усмирить их бдительность, поэтому я не хочу, чтобы ты подходила с оружием наготове. Оставайся на берегу и жди меня, - сказал он, держа ее за плечи.
Шази не ответила. Он развернулся и пошел прямо, туда где стоял Виллем. Когда они поравнялись, Герран посмотрел ему в глаза. Было что-то в его взгляде... излишняя самоуверенность в собственной безнаказанности и неотразимости безмерно раздражала. Можно было подумать, будто он не из воров, а из королей. Герран упивался своей личностью, своей красотой, лукавством, хитростью. Этот человек был не нужен ни Керрату, ни этому миру.
-Я готов. Но я не один. Если полезет, мне самому придется все решить. Однако же, мне будет не хватать ее горячности и темперамента. Посему, лучше бы ей не идти за нами. Ведь если не я, то ты уберешь ее, - он улыбнулся одним уголком рта, ожидая ответа от незнакомца.
Дракон горел, как в огне, в своей жажде. Оставалось лишь уговаривать себя потерпеть, не торопиться. Но зверь скребся и рвался наружу, а сдерживать его становилось все сложнее. Помогало только упрямство, которое Виллем пестовал всю жизнь, сколько себя помнил. А это ни много, ни мало восемьдесят лет с лишком.
Герран оказался таким, каким должен был быть. Весь этот ореол уверенности, ловкости, незыблемости был наносным, как будто Герран поверил в то, чего на самом деле не было.
Усмешка появилась на губах Брендона, таких людей он знал и всегда справлялся с ними. Вряд ли сегодня будет чем-то отличаться от всех прошлых дней. Единственное, что оставалось, не задавать рвущиеся на язык вопросы, играть то, что хотел Герран увидеть, и выжидать свой момент.
- Ты знаешь ее лучше меня, - бесстрастно сказал он в ответ. - Я же просто принимаю меры, когда мне мешают. Проблем не возникнет.
Повернувшись в ту сторону, где все должно было произойти, дракон кивнул.
- Нам надо идти.
-Ты спешишь? Впрочем, нам лучше ускориться.
Он пошел вперед, краем глаза наблюдая за Шази. Лучница не двинулась с места. Что ж, правильно сделала. Герран молча шел вперед. Вскоре впереди они увидели неописуемой красоты алтарь с изображением змея. Плут остановился.
-Кстати, это то, что я должен отдать. Отдашь это вашему главному - он протянул Виллему медальон с изображением орла.
-Где остальные? - спросил Герран, глядя в глаза полудракона. -У меня не так много времени, как хотелось бы. Хельги ждет нас в Убежище.
- Не спешу, - кратко ответил Виллем. Сдержанность давалась ему с большим трудом, но сейчас нельзя было иначе. Теперь, когда цель была рядом, ему на удивление стало легче. Раньше все казалось еще бредом, выдумкой, но Герран оказался вполне реальным, как и алтарь, к которому они подошли. Значит, и терпел он тоже не зря. Как и бушующий внутри зверь.
Взяв медальон, Виллем сунул его в карман и просто кивнул. Он не мог сдержать улыбки. Вот алтарь, и последние приготовления были окончены. Последний вопрос уже задан. Брендон открыто усмехнулся.
- А все, кому нужно быть тут, уже пришли.
Он неторопливо обнажил меч.
- Хельги не дождется.
С этими словами Виллем бросился на Геррана.
Зрачки его расширились. Герран успел вскочить на алтарь и лезвие полоснуло его по голени. Он прекрасно знал это оружие. Раны, нанесенные когтем вместе с кровью отдавали противнику жизненные силы, все больше распаляя его ярость. Именно сейчас он пожалел о том, что Шази не пошла за ним. У него было ничего, кроме крохотного ножа, который он использовал как кастет. Герран вытащил его из голенища сапога, отступая назад.
Наблюдать всегда было интересно. Виллем переживал первый, мимолетный прилив сил и наблюдал за своим противником.
- Хорошо, что у тебя есть оружие, - вполне серьезно сказал он. - Пусть даже такое. Если ты таков, как о себе думаешь, оно тебе пригодится.
Сам же Брендон был вполне доволен своим мечом, как рубящим оружием. Отрубить всегда лучше, проще и действеннее. И сейчас его целью стала рука. Если принять во внимание нож, то он примерно представлял, какую цель будет преследовать Герран. Мысли немного туманились от топящей Виллема ярости, но он все еще умудрялся держать себя в руках.
Он вновь быстро направился к Геррану и сделал еще один сильный замах, метя в шею.
Бежать было некуда. Глаза каменной фигуры Керрату загорелись желтым огнем. Герран продолжал отступать назад. Кольца каменного змея обвились вокруг его ног. Вор не мог сказать ни слова. В его глазах застыл ужас.
-Кто ты? Ты не можешь, не имеешь права!
Виллем был настроен очень серьезно, в другое время его бы позабавили странные вопросы, которые задавал Герран. Но сейчас он был с мечом, который не давал роздыху.
- Ты хочешь ответа? - дракон поменял хватку на рукояти. Голова перестала быть его целью. В сердце крови побольше.
- Ты стоишь здесь и спрашиваешь? Спроси себя, - сказал просто Виллем. - За кровь всех тех, кого ты предал, и кого предать не успел.
Двумя руками и силой всего тела он вогнал Коготь в грудь Геррана. С наслаждением он впитал часть жизненной силы убитого, и только это позволило дракону выпустить рукоять меча из рук. Сделав несколько шагов назад, он устало вздохнул, чувствуя, как внутренний зверь успокаивается. Столько продержав себя в напряжении, Брендон с удовольствием дал себе мгновение отдыха.
Кольца змея ослабили хватку и тело Геррана упало на алтарь. Коготь сидел плотно между его ребер. Глаза каменной статуи погасли. Все было правильно. Теперь уже можно было возвращаться назад. Судя по всему, Шази так и осталась стоять на берегу и подножия мыса. Интересно, как скоро она решит подняться наверх?
Остров накрыло черное полотно ночи с крупными звездами.
Теперь, когда безумие меча его отпустило, Виллем задумался о той, кто остался на берегу. Шази. Змей сказал ее не трогать. Но вернуться придется именно тем путем. Подобрав ножик, выпавший из руки Геррана, он сунул его за пояс.
Керрату говорил о награде, но не показывался. Наверное, сидит на своем острове, думал Виллем. Вернуться к нему за наградой? Дракон так и не придумал себе должного вознаграждения. Все получилось просто, если не считать изматывающей, истязающей жажды крови. Вспоминая о ней, дракон содрогался и покрывался мурашками.
Спуск дался ему без усилий, но не так бесшумно, как хотелось Брендону. Камень выкатился из-под его ног и ознаменовал появление. Сюрприза не получилось.
Их взгляды встретились. Шази сделала несколько шагов навстречу Виллему. В ее взгляде была явная тревога, она вопросительно смотрела на незнакомца. Если бы Хельги узнал о том, как Герран планировал войти в доверие к некромантам, он бы убил его. В лучшем случае изгнал бы. А Неагор? Он бы не колеблясь принес бы Геррана в жертву Керрату ради того, чтобы унять гнев бога.
Она молча подошла к Брендону, не задавая никаких вопросов. За спиной висел короткий лук и колчан, на поясе четыре метательных ножа. Одним словом, в ближнем бою у Шази было очень мало шансов, а значит, драться она не собиралась.
- Тебе лучше скрыться. Меня здесь вскоре не будет, - неохотно сказал Виллем. - Захочешь свести счеты, я тебя пойму.
На самом деле дракон говорил правду, он и впрямь бы понял намерения Шази. Люди часто бывают настолько ослеплены своими чувствами, что совершают ошибки. Непоправимые, страшные, глупые ошибки кажутся самыми правильными поступками до поры, до времени. Вот только Виллем верил себе и нисколько не сожалел о содеянном. Тем более, что Керрату сказал свое слово. Герран не покинет мир навсегда.
-Ты ведь не из них, верно? Почему никого нет? Все пошло как-то не так, - в ее глазах стояли слезы, -Свести счеты? - упавшим голосом переспросила Шази и нервно сглотнула. Она сделала несколько шагов назад и с отрешенным лицом села на холодный песок. Посмотрев на Виллема исподлобья, она достала из-за пазухи амулет с орлом, такой же, как был у Геррана. Погладив изображение орла она что-то прошептала, затем, снова глянув на незнакомца в черном, добавила:
-Убирайся, пока жив.
Вдалеке послышались орлиные крики.
- Нет, к этим, - с отвращением подчеркнул последнее слово Виллем, - я не имею никакого отношения. Герран имел.
Он был готов к взрыву ярости или всплеску отчаяния, но, увидев, что Шази просто горюет, Брендон почувствовал, как сердце кольнула вина. Однако воспоминания о словах Геррана были достаточно свежи, чтобы изгнать вину из души.
- А ты уверена, что сможешь меня убить? - в голос прорвалось шипение. - Считаю своим долгом сказать тебе, что ты должна. И долг твой велик. Тебе спасли жизнь. Там, где покоится Герран, там и тот, кому взимать долги.
Ткань с треском разорвалась и на земле свернулся ящер. Зубами дракон подцепил медальон, выпавший из кучи одежды, превратившейся в лохмотья. Слова были сказаны, дело было сделано, Виллем взмыл в воздух. Ждать наказания за дело он не стал.
Она так и осталась сидеть на песке и наблюдать за полетом Виллема. Орел спланировал вниз и сел на плечо Шази. Странно. Птица должна была напасть на дракона, но этого не произошло. Шази встала и побрела к берегу, где ее ждала лодка.

Глава 3. Награда
В этот раз путешествовать было проще и легче. Не было в зубах выскальзывающего то и дело меча, который и без того хотелось выплюнуть. Теперь были медальон и перстень, которые дракон решил вернуть, но они не создавали столько неудобств, как меч, и к тому же не сводили с ума.
Путь к острову Виллем нашел без труда. Он сделал несколько кругов вокруг, колеблясь, и не сразу приземлился.
- Все правильно, надеюсь, ты не сомневаешься, - донесся рев Керрату.
- Итак... теперь, полагаю, стоит поговорить о том, что ты любишь и что для тебя является ценностью, да, Виллем? - желтые глаза змея лукаво светились, глядя на дракона.
- Ааааа... Амулет Геррана, защита магической птицы, - уже тише сказал он. - Можешь оставить его себе, если хочешь.
- Я, признаться... - Виллем замялся. - Я долго думал о награде.
Он отнес перстень и медальон туда, где раньше лежал меч. Услышав о птице, Брендон вернул только перстень, а медальон оставил. Магическая птица - это было действительно интересно.
- Я думал про сокровища, про дополнительные возможности, о силе и мощи. Но у божества и просить надо с умом. Не с хитростью. Ты ж все сразу поймешь.
Вернувшись к змею, Виллем честно и открыто взглянул на Керрату. Он придумал в пути себе такую награду, о которой просить было трудно.
- Ты хотел, чтобы я отнял жизнь, считая это справедливым. В награду прошу возможность. Возможность вернуть жизнь тому, кому вернуть ее я посчитаю справедливым. Жизнь за жизнь. Ты говорил, что жизнь моя будет многогранна. Мне кажется, что один раз в своей жизни я должен буду всей душой захотеть вернуть кому-то жизнь. Если мое требование покажется не верным, назначай награду сам.
- Что ж, Виллем... Это более чем достойная награда за смерть такого ничтожества, как Герран, - змей прищурился и замолчал.
- Хорошо. Я дам тебе такую возможность. Но воспользоваться этим ты сможешь всего-навсего единожды. Я дам тебе еще одну способность, - продолжил Керрату после внушительной паузы.
- Прими мою кровь и твоя кровь станет ядом для врагов и источником жизни для близких тебе людей. Но помни, она может убить мнимых соратников.
Острым когтем змей рассек лапу и на серый камень упало несколько капель дымящейся черной и густой как смола крови.
Виллем не придумал лучшего способа отблагодарить Керрату, как склонить голову перед своим прародителем. Велико было доверие змея, а дар его был и благословенен, и опасен. Хотя... Вспоров клыками кожу на лапе, Виллем приложил рану к каплям крови.
- Я не стану сетовать, Керрату, и требовать других попыток. Я постараюсь выбрать достойного также, как ты. Ну, или хотя бы такого, кому ты и сам, возможно, подарил бы ее. И другим твоим даром я не буду злоупотреблять.
Закончив со всеми благодарностями и обещаниями, Виллем уже собрался покинуть Керрату. Но тут его кое-что задержало.
- Керрату, я забыл спросить. Какого ты мнения теперь о людях? - клыки дракона блеснули в улыбке. Вопрос был одновременно и шуткой, и нет.
- Люди как люди, - усмехнулся змей. Они всегда останутся совершенными в своем несовершенстве. Мы еще встретимся, Виллем. Не уверен, что скоро по человеческим меркам, - змей взмахнул крыльями и взвился в воздух.
- Будь достойным своего отца и данной тебе силе.
Дракон хрипло рассмеялся такому ответу. Чего-то подобного он и ожидал от змея, уклончивого и в то же время признающего неопровержимую истину.
- Я буду рад такой встрече. Буду ждать.
Через секунду Виллем последовал примеру змея и тоже направился в небеса. Лишь там он сообразил, что хотел спросить Керрату, как пользоваться медальоном. Придется решать загадку самостоятельно. Кажется, Шази что-то шептала? Брендон стиснул зубами металл. У него, видимо, на попытки будет десятки лет, прежде чем он сможет задать вопрос змею. Может, как-нибудь решить удастся самому.

Ключ Витары

главная