Настало время пробил час
Мы начинаем наш рассказ
О жизни смерти и любви
Как это было в наши дни
Дневник история ведёт
И каждый век и каждый год
Заносит в летопись её.
--------------------
Безжалостны истории страницы,
Писать на них- удел не слабаков.
За каждой строчкой - чьи-то судьбы, лица,
Рев пламени, лязг стали, стук подков.

Но время- добрый друг и враг заклятый -
Неумолимо увлечет их в тень,
И станет для потомков просто "датой"
Кому- то жизнь перевернувший день!

Ах знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя...
----------------
" Есть город вольный, город ветров,
Серою Чайкой назвали его..." (Полит"О Витаре")

---------------------------------------------------------

"Тайны Древнего Мира" (продолжение Витары).

Мы уведем вас за собой в другие времена,
Там старых сказок колдовство, там помнят имена.

Поет там ветер, и вода бежит через века,
Тенями древних кораблей на небе облака.

Иных времен, иных пространств мерцающая нить
Что для людей живой огонь способна сохранить.


andrey1961.tmweb.ru/forum/index.php - форум
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:07 

Тайны подземелий

Salome-a
Всю дорогу Айваро молчала, ей было тревожно, потому как чувствовалось не только приблежение грозы, но и чего-то другого, более страшного....Наконец они добрались до того места, где Рун, Зик и бард выбрались из подземелий. Она показала как надо пользоваться защитной жидкостью от всяких там ползущих и летающих насекомых, присела на камень вглядываясь в небо.
- Ух, как мне не нравится то, что происходит, но пока мы не можем ничего изменить! Кто знает, вдруг мы найдем, что нам будет очень нужно... Будьте на чеку и осторожны, прислушивайтесь, зря думаю, что не кто не будет рисковать. Как говорят летописи Мира, все эти подземные лабиринты были построены Богами, только позже многие из них, переделывали гномы. А гномы народ осторожный, помимо красоты, некоторого удобства, они еще придумывали массу ловушек. Но это смотря для чего предназначались лабиринты. Мы пока не знаем, что там скрыто, но не просто же так это что-то так охраняется. К тому же сейчас и Рик знает о том, как вы выбирались от сюда, не думаю, что будет засада, но наверняка ему доложат о том, что кто-то бродит в подземельях, у него сейчас полно соглядатов. Ну что? Пошли?
-Всю свою сознательную жизнь я рисковал ради богатства, сокровищ и кладов. Пожалуй, и на этот раз я не отступлюсь, - Эйрик улыбнулся, втирая мазь, сделанную Элиной, и пошел первым. Он прекрасно помнил, как открыл замок, он уже знал почти каждый метр подземелья. Собственно, это естественно. Он был вором и мошенником. И весьма талантливым и способным, если эти слова могут быть использованы для описания его призвания. Рунгерд вытащила из-за пояса кинжал и повесила за спину арбалет барда. В узком тонелле от ее молота будет столько же прока, как от ученического меча супротив дракона. Она шла тихо и молча.
-Почти пришли, - отозвался шепотом бард. -Я оставил здесь метку - он указал на метку на стене тонелля. -Нам осталось несколько сотен метров. Что-то у меня не на месте сердца.
-Не только у тебя - отозвалась шепотом Рунгерд.
Пройдя еще сотню метров они уткнулись в стену.
-Быть этого не может! - в возмущении всплеснула рунами воительница.
-Спокойнее, сударыня, - Эйрик подошел к стене. -Совсем свежая... Здесь кто-то был несколько дней назад. Может быть кто-то здесь есть и сейчас. - бард многозначительно посмотрел на остальных и не дожидаясь вопроса, ответил:
-Мне не чуждо ремесло следопыта. - он озарил присутствующих улыбкой и легко поклонился.
*Зик скептически оглядел мазь, но всеж покрыл тонким слоем себя, одежду и снаряжение. Вряд ли осы, пчелы, пауки и подобная живность смогут пройти через магический барьер Зика, но бывают моменты, когда сил на магию уже нет.
Воин держал меч перед собой, клинок освещал пространство подземелий и было более менее комфортно. По крайней мере более комфортно, чем в прошлый раз. Сейчас Зик был полон сил, а за спиной покоился вещевой мешок с едой, водой и прочими походными принадлежностями, которые воин позаимствовал в пиратской хижине*

Не ты один здесь следопыт, *Оглядываясь по сторонам, ответил Зик* Кто-то явно не хочет, чтобы мы пошли дальше. Эй старик, не желаешь сломать стену?
-Вы позволите? - бард отошел назад, отстраняя осиальных. -Милые дамы, буду признателен, если вы заткнете свои ушки. Вас, сударь, это тоже касается. -кивнул Эйрик Зику.
-Что, ругаться будешь? Прошибешь стену потоком сквернословия? - спросила Рунгерд и засмеялась, радуясь своей шутке.
-Вы как всегда правы, дорогая Рунгерд. - бард взял в руки лютню и начал играть. Музыка завораживала и в ее звуки вплеталось время, теряясь и ускользая неощутимыми шелковыми нитями. Звук стоновился громче и мощнее, в нем преобладало знакомое Рунгерд с отрочества первобытное чувство ярости. Бард запел и стена покрылась глубокими трещинами. Звук трескающейся породы создавал ритм. Эйрик отходил все дальше и когда трещины покрыли стену словно паутина, она поддалась и рассыпалась мелкими камнями.
-На этот раз вышло лучше, чем обычно. - Эйрик убрал лютню за спину. -Прошу.
-Как ты сделал это? - Рунгерд ошарашено смотрела на барда. - Поглоти меня Хель, я в жизни не видела ничего подобного.
-Боевая магия. - он пожал плечами. -Мой секрет не только в хорошей технике игры.
-Ты научишь меня? - воительница смотрела в глаза Эйрику, но уже без пренебрежения и злости.
-Посмотрим... - бард выдержал взгляд и, повернувшись к ней спиной пошел вперед.
Шел он достаточно резво, подогреваемый произведенным на "публику" впечатлением.
-Куда он так ломанулся?.. - тихо сказала воительница.
-Назад! Бегом назад! - послышался душераздирающий крик явно напуганного Эйрика.
Такой музыки Элина не слышала - не приходилось раньше. В Академии были такие ученики, но это была большая редкость и с ними занимались другие учителя и в других классах. Если подумать то такой дар был просто незаменим для поднятия духа у воинов, такая магия может быть только боевой, на светских приемах это не подходило. Не каждый человек оценит такое искусство!
Бард прошел вперед и вскоре раздался его предупреждающий крик. Впереди что-то было, что напугало его. Что бы это не было Элина рванулась на крик барда, у нее были на все случаи жизни припасены были то, что могло помочь. Зажав в руке маленький шарик, свое изобретение, Айваро быстро преодолела расстояние от нее и до барда.
- Ну что тут у нас? - буркнула Элина.
-Мы потревожили паучье гнездо, - выдохнул Эйрик и, споткнувшись о камни, растянулся на земле.
-Боги... какая дрянь! - Рунгерд поморщилась и содрогнулась. Как не прискорбно, но одной из слабостей её была боязнь пауков. Понимая, что большинство из них совершенно безвредны, она ничего не могла с собой сделать и визжала как сумасшедшая, если вдруг видела ползущего по стене паука, не говоря уже о том, если он полз по ней. Часто задышав и вцепившись железными пальцами в плечо Зика, она отошла назад.
-Мерзость какая. Ненавижу. Отвратительные твари...
Тем временами шорох нарастал и вдалеке показалось немалое количество гигантских пауков. Страшные существа с твердыми хитиновым панцырями, которые не всегда пробьешь сталью, они явно были настроены агрессивно. Количество было пока не ясно. То ли пять, то ли больше. Каждая тварь превосходила размером крупного волка, а иные казались и покрупнее среднего медведя. Пытаясь не паниковать, Эйрик поднялся и отбежал назад, доставая из-за спины дрожащими руками лютню.
*Зик закрыл уши, когда бард играл, а после не чинил ему препятствий, когда тот браво зашагал вперед. А когда бард понесся обратно, Зик только лишь хмыкнул.
Почувствовал на своем плече мощную пятерню Рунгерд, Зик ободряюще ей подмигнул*

Я к паукам тоже не очень...

*Воин поднял меч над головой, свет клинка стал ещё ярче. Зик шептал заклинание "Световой удар" и намеревался направить его на ближайшего паука. Воин сделал все с расчетом на то. что клинок будет раскален магией Света и сможет пробить панцирь паука с легкостью*

Рунгерд, готовься, все отойдите за меня!
Тварь отбросило назад. Густая, теплая жижа брызнула из треснувшего панциря паука. Гигантское насекомое перевернулось на спину, беспомощно дергая длинными конечностями.
-Мерзость. Меня сейчас вырвет. - Рунгерд с отвращением отвернулась к стене.
Разъяренные неожиданной атакой пауки полезли из ответвлений тоннеля. Самые маленькие были размером со среднюю собаку.
-Нам конец. - бесцветным голосом произнес Эйрик, вцепившись одеревеневшими пальцами в струны лютни.
-Играй! Играй, старый ты идиот! - Рунгерд пятилась назад, выставив вперед себя арбалет. От количества пауков разбегались глаза и она стала стрелять наобум в кишащую черноту тонелля. Было самое время вызвать Асбьорна, но для этого требовалась хотя бы минута, а её не было. Оставалось только уповать на свои силы.
В данный момент признаваться в том, что она их тоже боится - было глупо. Надо было взять себя в руки, быть спокойной как ..., ну не важно кто или что.
Резко выдохнув она сделала шаг навстречу этим ужасным тварям.
К удивлению всех магичка стала... разговаривать с ними! Полу шипение, фырканье и еще что-то, но самое удивительное, что пауки ее кажется слушали! К нем приблизился самый большой и все остальные чуть отступили от них.
Разговор, казался был весьма спокойны и со стороны выглядел как разговор старых друзей. Элина не очень громко, но твердо произнесла обращаясь барду, но не поворачивая головы к нему. - Играй что-нибудь нежное, потом веселое и закончи боевым маршем!

Если честно у нее было такое внутреннее напряжение, что она могла упасть и потерять сознание в любую минуту, осознавая, что ей нужно спасти не только себя, но и остальных, Айваро держалась из-за всех сил.

Удивительное произошло тогда когда бард заиграл. Нежная музыка заставила пауков заслушаться мелодией, даже все глазки закатили от явного удовольствия, веселая музыка и они стали смешно пританцовывать, ну а уж когда заиграл бравадный марш, то пауки ломанулись в глубь пещер, шипя речитативом.
Как только они скрылись, Элина совершенно без сил опустилась на пол подземелья и хриплым голосом попросила воды.
-Как ты это сделала? Что произошло? - Рунгерд склонилась к Элине. -Они сказали тебе-что-нибудь?
Эйрик стоял молча, довольно улыбаясь. На этот раз Элина проявила себя
И проявила далеко не хуже, чем он сам. Гордясь тем, что произошло, бард чувствовал себя на высоте. Если бы не он, они бы не справились. Никогда бы не справились. Особенно без него и Айваро. Зик слишком осторожный, а Рунгерд чересчур безрассудна. Радуясь своим выводам, Эйрик достал мех с водой и подал Элине. Путь должен быть не слишком долгим и опасностей должно быть немного. Да и будет ли она?
Через некоторое время, онп снова двинулись вперед, туда, где недавно все кишело пауками. Эйрик узнавал тоннель. Все было по-прежнему. Наконец, они дошли до той самой развилки.
-Вот здесь. Пройти надо совсем немного? Что будем делать? Пойдем все вместе или кто-нибудь останется здесь? - бард сделал серьезное лицо.
-Пойдем все вместе. Я не вижу смысла оставаться здесь или оставлять кого-либо, - высказалась Рунгерд. -Ты точно не останешься здесь, бард. Твое дело вскрыть замок.
Прежде чем ответить, Элина сделала несколько больших глотков, после чего встала, отдавая мех с водой. - Спасибо Эйрик, Вы молодец, у вас дар которые подарили Боги.
Отряхнув юбку, поправив волосы ответила Рун. - Моя мать училась у дриад всяким премудростям и тайнам леса, знания которые она от них получила, передала перед гибелью мне. А этих тварей, да еще таких размеров.., я с детства боюсь.. Крыс и змей нам боятьс не надо, путь чист, если, что или кто нам мешать будет, то они смогут нам помочь, а то, что одного из них убили, так это им даже хорошо, у них теперь новый повелитель, вернее повелительница. Зик невольно им помог избавится от тирана.

Вскоре они дошли до развилки туннеля. - Не думаю, что оставить кого-нибудь здесь хорошая мысль, надо идти всем вместе. Кто знает, что там нас дальше ждет...
*Воин молча наблюдал за довольным бардом и также молча двинулся к развилке, не удержавшись только лишь от одного комментария*
Всегда мечтал свершить правительственный переворот среди гигантских членистоногих...
*Добравшись до развилки, Зик только лишь подтолкнул барда вперед. Не то, чтобы грубо, но и не как барышню*
Не тормозим, чем раньше закончим бродить в этих туннелях, тем раньше сможем заняться более важными делами.
Когда они подошли к дверям, то стало окончательно понятно, что после них здесь кто-то был... или есть. Все двери, открытые ранее Эйриком, были заперты.
-Что за чертовщина? - прошептал бард, проведя рукой по гладкому замку. -Кто-то явно освоил это место. Может быть и искать здесь нечего и мы зря сунулись сюда?
-Действительно, зря. - послышался на спиной уверенный и насмешливый голос. От неожиданности, Рунгерд вздрогнула, схватившись за кинжал.
-Не стоит, удача не на твоей стороне. - одернул ее незнакомый голос. Бард медленно обернулся. В метрах пяти от них стояла большая, разношерстная компания бандитов, настроенная явно серьезно. Вооружены они были весьма неплохо: пять арбалетов было направлено в спины путников, четверо рослых орков, одетых в тяжелую стальную броню, были вооружены топорами, двое ассасинов, с повязками на лицах, обнажили тонкие клинки, а чуть поодаль от них, стояла женщина с небольшой трубочкой в руках. Судя по всему, это было наиболее опасное оружие - ядовитые дротики. Тот, кто говорил с ними, был среднего роста и крепкого телосложение. На вид ему было около сорока лет, не больше. Рыжие волосы ниже плеч и рыжая борода, желтоватые глаза и глубокий шрам на левой щеке, идущий от брови до подбородка. В его руках была небольшая стальная секира, отражающая свет пламени факелов. Своим видом он напоминал выходца с севера, если бы только не рыжие волосы.
Рунгерд яростно осмотрела воина с головы до ног. Их тринадцать... С перевесом в девять... они явно победят.
-Оружие сюда, быстро, - голос рыжего прозвучал спокойно и даже как-то ласково. -Я не стану повторять дважды. Ирма. - он махнул рукой в сторону женщины с дротиками и в ту же секунду что-то просвистело у уха Зика.
-У меня ничего нет, можете меня обыскать, - Эйрик поднял вверх руки. -Я не ношу с собой оружие.
-Не суетись, - брезгливо проговорил рыжий. Рунгерд сняла со спины арбалет и кинжал и бросила оружие вперед. Амулет остался при ней.
«А не пора ли нам отсюда исчезнуть?» - мысленно завопила интуиция, впрочем, ее иногда никто не слышал или не хотели прислушиваться к ее воплям: « Ну, вот я предупреждала ведь, ничего хорошего из этой вашей прогулки не выйдет, только приключения на ваши пятые точки!».
- Картина называется «Не ждали!» - прошептала Эллина и нахмурилась, и уже громче произнесла . – Многовато вас на мирных, заплутавших несчастных… - паломников.

Айваро быстро окинула взглядом на эту разношерстную команду.
!» Арбалета.., это не весело. Ну, два, я бы справилась, но пять, будет труднова-то, ну ничего Зик тоже поможет. Орки, с ними сможет справиться Рун, они в такой броне не поворотливы, особенно в этом туннеле. Остальные тоже не лучше, наемные убийцы скольские как угри, за ними глаз да глаз нужен, а вот женщину надо быстрее вывести из строя, она большая угроза для нас всех!».
- Ну, какое оружие у бедных, заплутавших в этих страшных подземельях людей? О чем вы говорите! Это простой молоточек – она указала на молот Рун, чтоб простукивать стены, ища выход, вот эта игрушка – указала на меч Зика. – Так только свет и дает, освещая путь. А вы наверное и выход знаете, да? Может быть нам к вам присоединиться?

Язык - болтает, мозги - думают.
Пока язык работал и заговаривал зубы бандитам, Айваро творила боевое заклинание, времени было только очень мало, и она смогла набросить его только на наемных убийц и женщину, и удерживать заклинание примерно 15 минут.
(«Пелена» - боевое заклинание. По желанию мага воздействует на некоторые органы чувств: может ослепить противника, оглушить его, лишить осязания или обоняния. Эффект временный, период воздействия зависит от количества заложенной энергии, последствий после себя не оставляет. Выглядит как рой мелких зеленоватых мушек)

-Гро-Фрейн, Лейн-Хел, мне докучает женская трескотня. Ко мне ее, живо, - скомандовал рыжеволосый викинг двум оркам. Те моментом убрали оружие и, спустя пару секунд, схватили Элину и приволокли к предводителю.
-Милое личико, - он провел по ее лицу ладонью и криво улыбнулся.
-Что ты себе позволяешь, гнилое отродье Нифльхейма? - ярость блеснула в глаза Рунгерд.
-Какие мы говорливые сегодня. - заметил бандит, зверея.
-Ты недостоин называться нордом. Боги отвернутся от тебя.
-Я не настолько туп, чтобы просить силы у кого-либо. Кто вскрывал замки?
В воздухе повисло молчание, тем временем заклинание, наложенное Элиной стало действовать. Надежды на удачный исход все равно было мало.
-Я... - сознался Эйрик.
-Трус, - брезгливо бросила Рунгерд.
-Отрубить тебе руки?.. Или взять к себе? М? Интересный выбор, да? Или убьют свои, или чужие. - он улыбался, чувствуя абсолютное превосходство, затем, удовлетворившись молчанием барда, перевел взгляд на Зика.
-Эй, ты. Бросай сюда свою побрякушку.
Еще в мире теней Герцог одел на руку глифы могущества, кто знает, где он появится, и что его там ждет? Этот переход получился мягким, сил Алекс не потратил благодаря Сумраку. Проход открылся за спиной бандитов, сразу после того как Элина набросила боевое заклинание, поэтому Алекса оно не задело. Пять секунд на то чтобы шум в ушах утих, и Герцог осознал, где он находится. Три на то, чтобы определиться с обстановкой. На этот раз он появился вовремя. Размышлять времени не было – ведь он не знал сколько время у них после заклинания Элины, да и про само заклинание не знал. Кольцо смерти могло не только открывать проход в другие миры, но и использоваться как боевое, но использовать его было опасно в замкнутом помещение. Один раз он уже так обрушил башню. Оставалось самое простое и излюбленное.
- Отпустите девушку – в одной руке Алекса появился череп, в другой был зажат артефакт. Алекс знал что там всего шесть боевых зарядов, но зато каких! И в любой момент Герцог готов был рискнуть, и атаковать.
-Какую девушку? - рыжий недоумевая повернулся назад, резко схватив Элину за волосы и приставив к горлу кинжал. -Ты кто такой? Впрочем... Убить этого шута. - скомандовал он и пять стрел метнулись в сторону герцога. Ловя момент, Рунгерд стала шептать вису, благо, она была довольно короткая. Нужно было действовать. Узнав голос Алекса, она едва заметно улыбнулась - он был серьезным противником.
-Не дергайся, стерва, и я сделаю тебя королевой своих ночей. А будешь крутиться... я просто прирежу тебя и твое нежное тело достанется крысам и паукам.-рыжий усилил хватку и приставил нож к горлу Элины так, что ей сложно было глотать. Тем временем, Рунгерд исчезла, чем внесла в ряды орков полнейшее непонимание и легкую панику.
*Зик все это время молча стоял и выжидал. Даже не шелохнулся, когда над его ухом пролетел отравленный дротик, и когда схватили Элину. Воин не реагировал ни на что - все это время он сотворял заклинание светового барьера, который и наложил на себя. Теперь ему не страшны несколько ударов физического урона - щит света их просто остановит. Но сколько ударов сможет выдержать заклинание Зик не знал, по этому не спешил атаковать. Кому-то более наблюдательному могло показаться, что клинок стал гореть еще ярче. Зик готов был нанести световой удар в любую секунду. За спиной бандитов появился ещё кто-то, и Зик узнал его. Оценивать обстановку более было не нужно. Воин посчитал врагов, все взвесил и решил действовать как только подвернется удобный момент. а подвернулся он тогда, когда исчезла Рунгерд. Именно в эту долю секунды всеобщего замешательства воин левой рукой метнул в рыжего (который повернулся к Алексу и теперь стоял к Зику спиной) один из метательный ножей, целясь в затылок. Воин надеялся что хорошо рассчитал траекторию полета ножа, чтобы тот пролетел мимо всех остальных врагов, настиг цель и при этом не задел Элину*
Нож был отбит одним из ловких ассасинов. Этот выпад со стороны Зика спровоцировал бой. Один из ловкачей метнулся ему навстречу, другой прикрывал спину предводителя. Рунгерд незаметно подняла свой кинжал и воткнула его в глаз одному из орков. Тот взвыл от боли и менее чем через минуту испустил дух. Двое других пришли в полнейшее бешенство и воительница успела пожалеть о своем поступке, но атаковать арбалетчиков было намного опаснее, даже будучи невидимой, ей не хватало ярости для неуязвимости и риск был необоснован. Эйрик, что же касается Эйрика, он так же, как и Зик, стоял молча, не дергаясь. Скорее, он был шокирован ситуацией, в отличии от воина света, который готовился к атаке. Впрочем, действительно, бард был искусным мошенником, а не бойцом.
Тем временем, Рунгерд старательно пыталась пробраться с сторону Александра, боясь кого-либо задеть. Второй ассасин уже пытался найти ее, но тупые орки активно мешали ему, издавая яростные вопли. Самым сложным было обойти арбалетчиков, они стояли плотно в узком проходе тонелля.

13:09 

Незабытое прошлое

Salome-a
(Виллем и Керрату за сотню лет до настоящих событий)
Глава 1. Два дракона
Серые, острые скалы, мечущиеся ветры, пещеры, ходы, алтари, неведомые огни, ярчайшие, огромные звезды, освещающие каменный остров черными ночами, холодное, желтое солнце, напоминающее глаз змея - здесь не выживет человек. Это место для совершенных созданий, для тех, кто был избран богами; сильные, мудрые, осторожные и опасные - именно драконы должны стать венцом творения всех миров.
Оглушающий рев дракона ударился о скалы. Керрату приземлился на вершину скалы и осмотрел пустующий алтарь.
- Безбожники, - прорычал дракон. Желтые глаза переливались, точно языки пламени. Хищный прищур его выдавал беспокойство. Керрату учуял запах, незнакомый ему ранее. Неужели на острове может быть кто-то... чужой?
Бум! Шмяк... Дракон рухнул на широкий уступ скалы, небольшую площадку чуть ниже ее вершины. Отец его в очередной раз проучил, задав трепку и заставив удирать со всех ног, а точнее крыльев. И ведь загнал туда, куда хотел, подальше от людей, а сам исчез, двинув сыночку хвостом вдоль хребта. Виллем зашипел, вспомнив выходку своего упрямого отца. Тот не отказывался от мечты переделать сына.
С трудом сложив оцарапанные крылья и поднявшись, Брендон решил забраться повыше. Надо было посмотреть, куда он попал, куда лететь дальше, действительно ли покинул его родитель... На многое надо было обратить внимание. Но лишь царапнув первый камень, он замер. Рык не мог остаться незамеченным.
Первым желанием было ответить рычанием на рычание. Но человеческая природа принуждала молчать и бесшумно взобраться наверх, чтобы украдкой посмотреть на... неизвестного. Остров этот Виллем посещал точно впервые, откуда ему было знать, кто тут водится. Взобравшись повыше, изогнувшись и цепляясь где когтями, а где и крыльями, дракон одним глазком глянул, успел втянуть ноздрями воздух и вновь спрятался туда, где по идее должна быть пропасть.
Взмах крыльев змея взметнул в воздух жесткие порывы ветра. Керрату полетел на запах. Рев снова ударился о каменные стены скал острова. Увидев "собрата" дракон ощерился и зашипел. Свирепый взгляд его изучал незваного гостя:
- Кто ты? - прогремел низкий, громкий голос, - говори!
Дракон шарахнулся и едва смог удержаться в воздухе, он все еще был ранен и чувствовал себя неважно. Увильнув, Виллем снова упал на землю, открытый для нападения. Когтями он мог бы отбиваться, но вряд ли долго.
- Кто я? - прошипел он сдавленно. - По мне что, не видно?
Обдирая крыло, Брендон попытался отползти. В человека он обращаться не рисковал, вряд ли крылатому змею понравится такой гость.
- Меня зовут Виллем. А ты кто? - в горле нещадно першило, дракон хрипел. - Куда я вообще попал?
Змей приземлился на приличном расстоянии от дракона.
- Керрату, - отозвался он. Имя прогремело, заставив остров содрогнуться. - Я тот, кто был и остался первым. Недаром только единицы знают и помнят обо мне. Эти алтари, - он указал взглядом на один из плоских, гладко отшлифованных камней, - Эти алтари давно впитали кровь жертв. Люди больше не молятся мне. Остался лишь Неагор, тот, кто возглавил увядающее Братство Теней, - змей был слишком откровенен. Странно. Керрату склонил голову набок и потянул носом.
- От тебя несет человеком, дракон, - прошипел змей и сощурил желтые глаза с узкими зрачками.
-Ты из низших, - дым вырвался из его ноздрей. - Этот остров принадлежит перворожденным драконам, как ты попал сюда?
Дракон слушал внимательно, он вообще умел слушать. Зачастую его отец вещал часами, а сын внимал его речам, умирая от скуки. Очень похоже на нынешнюю ситуацию, отличие лишь в том, что сейчас Виллему скучно не было. Увидеть первого из первых всегда интересно, стоит только задуматься над задачей про яйцо и курицу.
- О тебе я не слышал, как и о тех, кого ты упомянул, - счел необходимым упомянуть дракон. Но в ту же секунду тихо рыкнул, услышав нелестное о себе мнение.
- Ну, надо же, угодил в избранное общество, - перевернувшись, Виллем улегся на брюхо и исподлобья взглянул на Керрату. - Меня забросил сюда отец, он как раз из ваших. Моя мать была человеком!
Последнее прозвучало с вызовом. Это было детское, но Брендон считал человеческую половину лучшей. Общение с чешуйчатым родителем все чаще склоняло его к этой мысли. Человеком быть не в пример приятнее.
- Перворожденные... Только и слышу это постоянно. Ты полукровка, ты нечистая кровь. Вы, драконы, и слова сказать не можете, не перечислив всех своих предков до десятых колен. Если мне здесь не место, я уйду без вопросов. Мне перворожденные нравятся также, как вам низшие.
- Стой. Как зовут твоего отца? Драконов становится все меньше, но я знаю, что будет рассвет. Долго ли ты можешь быть человеком, Виллем? - похоже, змей что-то замышлял. Сейчас в его голосе не было злорадства и агрессии. Керрату хотел повернуть реку чьей-то жизни в другое русло. Он мог бы сделать это сам, но ведь он бог, он должен наблюдать и изрекать, когда это необходимо.
- Я не трону тебя и не собирался этого делать. Хотелось бы знать, чего ты хочешь. Я редко и мало наблюдал за полукровками, зная о том, что вы ошибочно предполагаете, что именно люди есть самая мощная и сильная ваша сторона. Так я хотел бы узнать, отчего вы все так в этом уверены?
- Ренррау, - назвал имя отца Виллем. Непривычно было называть его так. - Отца зовут Ренррау.
Вести беседу со змеем Виллем не был настроен, но спорить не стал. Не так уж быстро он мог покинуть этот остров, все из-за неудачного падения. Следовало немного подождать, подлечиться.
- Я могу быть человеком столько, сколько душа пожелает, - послушно ответил Виллем и на этот вопрос. - Если быть точным, столько, сколько позволит дракон в моей душе. Чем дольше остаюсь человеком, тем меньше мне хочется быть драконом. И наоборот.
Услышав заверения змея о не причинении вреда, Брендон смог расслабиться и дал себе возможность расположиться поудобнее. Тем более змей задавал интересные вопросы. На секунду ему почудилось, что Керрату что-то задумал, но голова трещала, и Виллем отбросил эту мысль, как скучную. Что опасного в вопросах?
- Не знаю о других. Я полукровок не встречал. О себе могу сказать, - Виллем тихо фыркнул, выпустив из ноздри извилистую струю дыма. - Ошибочно? Как человек, я куда сильнее, чем как дракон. И это даже не предположение. Другое дело, что я предпочитаю быть человеком. У них жизнь веселее и интереснее, полна странных обычаев и ритуалов, страстей. Как человек, я чувствую куда больше и ярче.
- Достойный ответ, - заметил змей. - Говоришь, ты сильнее в облике человека? - он мельком взглянул на ободранное крыло дракона и тут же смекнул, что ему придется потратить кое-какое время для восстановления сил.
- Ренррау, - задумчиво пророкотал бог драконов.
- Есть одно дело, Виллем. Если, конечно, ты хочешь испытать себя и доказать мне силу людей. Один из тех, кто был предан мне, нарушил Закон и его надо убрать. Это человек. Но опасный, наделенный силой и практически бесконечной жизнью. Судьба должна расставить все по своим местам, а роль этой судьбы сыграешь ты. Разумеется, я не останусь в долгу. Я знаю твоего отца. Он силен духом и телом. Подумай, пока есть время и не отказывайся сразу.
- Как человек, я сильнее других людей. Но как дракон я слабее других драконов, - пояснил Виллем. - Однако, как дракон, понимающий природу людей, и как человек, знающий на себе природу драконов... Могу сказать только, что у меня большие преимущества. Я просто предпочитаю человеческую природу.
Дракон прикрыл глаза, распределяя жизненную силу по телу, направляя ее туда, где она необходима. К тому же было сделано предложение, которое могло и должно было его заинтересовать.
Виллем чуял от змея Керрату то, чего не чувствовал даже от отца, хотя по словам змея, тот был силен и духом, и телом. Это нечто он обозначил для себя, как "родство". Змей заставлял чувствовать себя и подавленным, и воспрянувшим. А внутренний зверь признавал некую власть над собой. После длительного пребывания в теле дракона Виллем впервые смог без труда подчинить его, и обращение не стало бы для него столь мучительным, как обычно, когда приходилось покорять самого себя раз за разом.
- Помериться силой с тем, кого ты считаешь опасным? - поинтересовался Брендон. Он задумчиво поскреб когтем каменную поверхность скалы. - Керрату, я пожалуй соглашусь. Вряд ли случайно то, что человек-дракон, занимающийся охотой за головами, оказался на острове, где ему предложили привычную работу. А я не люблю встревать у судьбы в зубах косточкой. Разгрызет, чего доброго. Но я хочу знать, что совершил этот опасный человек, что ты возжелал его смерти. Не все люди убивают просто потому, что кому-то так захотелось, и я как раз из этих людей.
- Этого человека зовут Герран. Он один из лучших воинов Братства Теней, вернее, был им. Его перетянули на другую сторону. Все должно быть натурально. Ты принесешь его в жертву мне, а остальные станут думать на тех, кого давно уже пора искоренить. Клан Власти Сумерек. Сборище некромантов и недостойных топтать твердь личностей. Ты убьешь его клинком, который я дам тебе, но против этого клинка тебе самому придется выстоять. Он порождает жажду убивать. Имя ему Коготь. Это часть меня, часть бога, - змей сверкнул глазами, - Ты оставишь его в сердце Геррана, далеко, на вершине Мыса Павших, на моем алтаре.
Керрату замолк, сделал паузу и снова спросил:
- Так что же ты любишь, Виллем, что для тебя высшая награда?
- У меня будет клинок? Приятно, - оскалился дракон. - Клинок Бога - вдвойне приятно. И все-таки... Как именно он нарушил закон? Убил кого-то? Нарушил клятву? Просто перешел на сторону врага. Керрату, мне будет мало твоего оскорбленного самолюбия, чтобы убить человека. Есть ли что-то еще?
Виллем не любил политические игры. А это сильно смахивало на политику, во всяком случае, пока. Пока он ходил по морям, он слышал об одном некроманте, который смерти не заслужил. Вдруг и здесь такая же история.
- Веришь или нет, но даже самое желанное может стать большим проклятием, если получил ты это за недостойный, подлый поступок. Если ты мне ничего не скажешь, я буду не рукой судьбы, а обычным убийцей. И судьба самозванца разгрызет, как косточку, застрявшую в зубах. Мне мое будущее дорого.
- В тебе говорит человеческая кровь, - тихо сказал змей и в его глазах отразилась ирония. - Боги не могут вести себя недостойно, а этот человек стал предателем твоего рода. Рода драконов. Ни одно из существ не может иметь дерзновение покушаться на Высшее. Герран совершил много грязных поступков, на его совести многочисленные убийства, он не пожалел даже свою возлюбленную. Ты просто дашь ему право существовать в несколько ином качестве, в котором, он будет коротать свое время до тех пор, пока не исправит свои ошибки. Пойми, все, что происходит в мирах, происходит по воли судьбы. Сейчас же он поставил под удар своих товарищей и братьев по оружию и должен быть наказан. Ты встретишь его там, где он пойдет якобы против Власти Сумерек. С ним будет его любовница Шази. Её убивать не нужно, она хороший воин. Прикинувшись членом клана, ты отведешь его на Мыс Павших и сделаешь то, что должен.
-Твое будущее, Виллем, будет многообразно. Поверь тому, кто существует от начала времен.
- Человеческая, драконья... Не важно, это говорю я, - дракон только усмехнулся. - Просто я должен точно знать, на что именно иду. Но я тебе верю, Керрату, не солидно будет божеству лгать в мелочах. Подлость и предательство мне точно не нравятся.
Потянувшись всеми членами, ящер захрустел суставами, проверяя, насколько он себя лучше стал чувствовать. Боль почти прошла, оставив лишь легкое напоминание о себе, ноющее, неприятное. Он почти готов был отправиться в путь, за приключениями.
- О будущем умолчим. Знать наперед не интересно, - большие крылья Виллема дернулись, обозначая человеческое пожимание плечами. - Мне будет радостно забрать, пусть даже и на время, жизнь человека столь жестокого, предавшего все в своей жизни. А что же до предательства рода... Я же говорю, человеком быть проще. Но Герран, кажется, чересчур человек.
Последние слова зато были явно драконьи. От соплеменников он сам постарался отстраниться, удалиться настолько, чтобы даже не сталкиваться. Столкновение могло привести к бою, а бой к нелегкому выбору. Убивать своих ему не доводилось еще.
- Я готов выполнить твое задание. Укажи только направление. А о награде поговорим, когда дело будет сделано. После него и я, и ты будем точно знать, чего именно я заслужил.
- Мудро, - Керрату усмехнулся. - В тебе говорит кровь твоего отца. Ты отправишься в Актину, на Остров Забытых. Там ты найдешь упомянутый мною Мыс Павших. Герран и Шази будут на острове. Сам он не промах и, наверняка оставит ее одну и сам пойдет с тобой. Не сомневаюсь, что ты сможешь втереться в доверие. У подножия той скалы - змей скосил глаза вправо, ты найдешь сундук. В нем лежит Коготь. Там де ты найдешь перстень с черным камнем. Это станет твоим отличительным знаком. Эти перстни носят некроманты Власти Сумерек. Герран пойдет за тобой сразу, увидев его. Но есть одно но: не попадайся ему в облике дракона. Приступать можешь тогда, когда сочтешь нужным.
Медлить дракон не стал, так как считал, что чем больше медлишь, тем сильнее сомневаешься. Он легко обратился под влиянием Керрату, все еще подавлявшего внутреннего зверя. Молча направившись к скале, Виллем отыскал сундук и открыл его. Первое, чему он уделил внимание, был перстень. Надев его на палец, дракон едва удержался, чтобы не заурчать даже в человеческом облике. Драконы любят украшения...
С мечом все было сложнее и проще одновременно. С одной стороны, Виллем никогда не испытывал жажды крови, да и вообще все драконьи инстинкты были приглушены человеческой природой. Поэтому как дракон он был слабей других ящеров. С другой стороны, это не значило, что жажды нет. И сейчас он чувствовал, как его зверь радовался предстоящей полной свободе от всех глупых человеческих ограничений и правил. Вспотев, сглотнув, Брендон взялся за рукоять меча. Это действительно было испытание. Жажда крови его захлестнула, хотелось терзать, кромсать и пить, пить... Вот только он был не таким, а это всего лишь меч, пусть даже и божества.
Стянув кольцо с пальца, Виллем спрятал его под язык. До острова еще нужно было добраться. Обращение обратно в дракона прошло без сучка, без задоринки.
- Я приложу все силы, - кратко сказал он, перехватывая меч зубами. В следующую секунду дракон взмыл в воздух и отправился на остров.

Глава 2. Смерть Геррана
В пути было довольно сложно. Дракон каждый раз останавливал себя, когда начинал от томившей его жажды грызть меч. Пришлось несколько раз останавливаться и пережидать особо сильные приступы в человеческом обличье, которое сдерживало дракона. Теперь приходилось сложнее, рядом не было божества, подчинявшего внутреннего зверя.
Последняя остановка прошла в Актине, ночью. Виллем запасся одеждой и сумкой, куда можно было сложить весь скарб. Да и нести все так было удобнее. Каждый раз он радовался, что никого не убил. Эта борьба его всерьез измотала. На остров он прибыл уставшим и злым. Одетый в настроение во все черное, с кольцом на пальце и мечом на поясе, Брендон глубоко дышал, надеясь почуять присутствие... хоть кого-нибудь. Где искать этого Геррана? Для начала он пошел просто вперед, наугад.
Туман, большая старая башня, огромные ворота. Тут пахло злом, смертью, отчаянием и пустотой. Неподалеку виднелся мыс. Смеркалось. Темное время для темных дел... как раз то, что надо. В нескольких десятках метров от себя, Виллем увидел две фигуры - женскую и мужскую. Они о чем-то говорили, постепенно приближаясь к нему.
-Ты будешь ждать меня здесь, я вернусь за тобой, обещаю.
-Это слишком опасно, Герран, мне не по себе. Они должны быть здесь для совершения своего неугодного жертвоприношения Керрату, - горячо сказала она.
-Я знаю. Поверь, одному мне будет легче справиться.
Она промолчала.
-Шази, - лучница посмотрела на него. Она отличалась от тех, кого привыкли здесь видеть - хрупкая, невысокая, с восточным разрезом глаз и смуглой кожей. Как она привыкла к этим местам?
-Я люблю тебя, - добавил он и поцеловал ее. -Не иди за мной, оставайся здесь.
-Кто там? - спросила Шази, кивнув в сторону Виллема.
-Я не знаю, - солгал Герран, -Но он опасности не представляет. Ты же знаешь, я должен усмирить их бдительность, поэтому я не хочу, чтобы ты подходила с оружием наготове. Оставайся на берегу и жди меня, - сказал он, держа ее за плечи.
Шази не ответила. Он развернулся и пошел прямо, туда где стоял Виллем. Когда они поравнялись, Герран посмотрел ему в глаза. Было что-то в его взгляде... излишняя самоуверенность в собственной безнаказанности и неотразимости безмерно раздражала. Можно было подумать, будто он не из воров, а из королей. Герран упивался своей личностью, своей красотой, лукавством, хитростью. Этот человек был не нужен ни Керрату, ни этому миру.
-Я готов. Но я не один. Если полезет, мне самому придется все решить. Однако же, мне будет не хватать ее горячности и темперамента. Посему, лучше бы ей не идти за нами. Ведь если не я, то ты уберешь ее, - он улыбнулся одним уголком рта, ожидая ответа от незнакомца.
Дракон горел, как в огне, в своей жажде. Оставалось лишь уговаривать себя потерпеть, не торопиться. Но зверь скребся и рвался наружу, а сдерживать его становилось все сложнее. Помогало только упрямство, которое Виллем пестовал всю жизнь, сколько себя помнил. А это ни много, ни мало восемьдесят лет с лишком.
Герран оказался таким, каким должен был быть. Весь этот ореол уверенности, ловкости, незыблемости был наносным, как будто Герран поверил в то, чего на самом деле не было.
Усмешка появилась на губах Брендона, таких людей он знал и всегда справлялся с ними. Вряд ли сегодня будет чем-то отличаться от всех прошлых дней. Единственное, что оставалось, не задавать рвущиеся на язык вопросы, играть то, что хотел Герран увидеть, и выжидать свой момент.
- Ты знаешь ее лучше меня, - бесстрастно сказал он в ответ. - Я же просто принимаю меры, когда мне мешают. Проблем не возникнет.
Повернувшись в ту сторону, где все должно было произойти, дракон кивнул.
- Нам надо идти.
-Ты спешишь? Впрочем, нам лучше ускориться.
Он пошел вперед, краем глаза наблюдая за Шази. Лучница не двинулась с места. Что ж, правильно сделала. Герран молча шел вперед. Вскоре впереди они увидели неописуемой красоты алтарь с изображением змея. Плут остановился.
-Кстати, это то, что я должен отдать. Отдашь это вашему главному - он протянул Виллему медальон с изображением орла.
-Где остальные? - спросил Герран, глядя в глаза полудракона. -У меня не так много времени, как хотелось бы. Хельги ждет нас в Убежище.
- Не спешу, - кратко ответил Виллем. Сдержанность давалась ему с большим трудом, но сейчас нельзя было иначе. Теперь, когда цель была рядом, ему на удивление стало легче. Раньше все казалось еще бредом, выдумкой, но Герран оказался вполне реальным, как и алтарь, к которому они подошли. Значит, и терпел он тоже не зря. Как и бушующий внутри зверь.
Взяв медальон, Виллем сунул его в карман и просто кивнул. Он не мог сдержать улыбки. Вот алтарь, и последние приготовления были окончены. Последний вопрос уже задан. Брендон открыто усмехнулся.
- А все, кому нужно быть тут, уже пришли.
Он неторопливо обнажил меч.
- Хельги не дождется.
С этими словами Виллем бросился на Геррана.
Зрачки его расширились. Герран успел вскочить на алтарь и лезвие полоснуло его по голени. Он прекрасно знал это оружие. Раны, нанесенные когтем вместе с кровью отдавали противнику жизненные силы, все больше распаляя его ярость. Именно сейчас он пожалел о том, что Шази не пошла за ним. У него было ничего, кроме крохотного ножа, который он использовал как кастет. Герран вытащил его из голенища сапога, отступая назад.
Наблюдать всегда было интересно. Виллем переживал первый, мимолетный прилив сил и наблюдал за своим противником.
- Хорошо, что у тебя есть оружие, - вполне серьезно сказал он. - Пусть даже такое. Если ты таков, как о себе думаешь, оно тебе пригодится.
Сам же Брендон был вполне доволен своим мечом, как рубящим оружием. Отрубить всегда лучше, проще и действеннее. И сейчас его целью стала рука. Если принять во внимание нож, то он примерно представлял, какую цель будет преследовать Герран. Мысли немного туманились от топящей Виллема ярости, но он все еще умудрялся держать себя в руках.
Он вновь быстро направился к Геррану и сделал еще один сильный замах, метя в шею.
Бежать было некуда. Глаза каменной фигуры Керрату загорелись желтым огнем. Герран продолжал отступать назад. Кольца каменного змея обвились вокруг его ног. Вор не мог сказать ни слова. В его глазах застыл ужас.
-Кто ты? Ты не можешь, не имеешь права!
Виллем был настроен очень серьезно, в другое время его бы позабавили странные вопросы, которые задавал Герран. Но сейчас он был с мечом, который не давал роздыху.
- Ты хочешь ответа? - дракон поменял хватку на рукояти. Голова перестала быть его целью. В сердце крови побольше.
- Ты стоишь здесь и спрашиваешь? Спроси себя, - сказал просто Виллем. - За кровь всех тех, кого ты предал, и кого предать не успел.
Двумя руками и силой всего тела он вогнал Коготь в грудь Геррана. С наслаждением он впитал часть жизненной силы убитого, и только это позволило дракону выпустить рукоять меча из рук. Сделав несколько шагов назад, он устало вздохнул, чувствуя, как внутренний зверь успокаивается. Столько продержав себя в напряжении, Брендон с удовольствием дал себе мгновение отдыха.
Кольца змея ослабили хватку и тело Геррана упало на алтарь. Коготь сидел плотно между его ребер. Глаза каменной статуи погасли. Все было правильно. Теперь уже можно было возвращаться назад. Судя по всему, Шази так и осталась стоять на берегу и подножия мыса. Интересно, как скоро она решит подняться наверх?
Остров накрыло черное полотно ночи с крупными звездами.
Теперь, когда безумие меча его отпустило, Виллем задумался о той, кто остался на берегу. Шази. Змей сказал ее не трогать. Но вернуться придется именно тем путем. Подобрав ножик, выпавший из руки Геррана, он сунул его за пояс.
Керрату говорил о награде, но не показывался. Наверное, сидит на своем острове, думал Виллем. Вернуться к нему за наградой? Дракон так и не придумал себе должного вознаграждения. Все получилось просто, если не считать изматывающей, истязающей жажды крови. Вспоминая о ней, дракон содрогался и покрывался мурашками.
Спуск дался ему без усилий, но не так бесшумно, как хотелось Брендону. Камень выкатился из-под его ног и ознаменовал появление. Сюрприза не получилось.
Их взгляды встретились. Шази сделала несколько шагов навстречу Виллему. В ее взгляде была явная тревога, она вопросительно смотрела на незнакомца. Если бы Хельги узнал о том, как Герран планировал войти в доверие к некромантам, он бы убил его. В лучшем случае изгнал бы. А Неагор? Он бы не колеблясь принес бы Геррана в жертву Керрату ради того, чтобы унять гнев бога.
Она молча подошла к Брендону, не задавая никаких вопросов. За спиной висел короткий лук и колчан, на поясе четыре метательных ножа. Одним словом, в ближнем бою у Шази было очень мало шансов, а значит, драться она не собиралась.
- Тебе лучше скрыться. Меня здесь вскоре не будет, - неохотно сказал Виллем. - Захочешь свести счеты, я тебя пойму.
На самом деле дракон говорил правду, он и впрямь бы понял намерения Шази. Люди часто бывают настолько ослеплены своими чувствами, что совершают ошибки. Непоправимые, страшные, глупые ошибки кажутся самыми правильными поступками до поры, до времени. Вот только Виллем верил себе и нисколько не сожалел о содеянном. Тем более, что Керрату сказал свое слово. Герран не покинет мир навсегда.
-Ты ведь не из них, верно? Почему никого нет? Все пошло как-то не так, - в ее глазах стояли слезы, -Свести счеты? - упавшим голосом переспросила Шази и нервно сглотнула. Она сделала несколько шагов назад и с отрешенным лицом села на холодный песок. Посмотрев на Виллема исподлобья, она достала из-за пазухи амулет с орлом, такой же, как был у Геррана. Погладив изображение орла она что-то прошептала, затем, снова глянув на незнакомца в черном, добавила:
-Убирайся, пока жив.
Вдалеке послышались орлиные крики.
- Нет, к этим, - с отвращением подчеркнул последнее слово Виллем, - я не имею никакого отношения. Герран имел.
Он был готов к взрыву ярости или всплеску отчаяния, но, увидев, что Шази просто горюет, Брендон почувствовал, как сердце кольнула вина. Однако воспоминания о словах Геррана были достаточно свежи, чтобы изгнать вину из души.
- А ты уверена, что сможешь меня убить? - в голос прорвалось шипение. - Считаю своим долгом сказать тебе, что ты должна. И долг твой велик. Тебе спасли жизнь. Там, где покоится Герран, там и тот, кому взимать долги.
Ткань с треском разорвалась и на земле свернулся ящер. Зубами дракон подцепил медальон, выпавший из кучи одежды, превратившейся в лохмотья. Слова были сказаны, дело было сделано, Виллем взмыл в воздух. Ждать наказания за дело он не стал.
Она так и осталась сидеть на песке и наблюдать за полетом Виллема. Орел спланировал вниз и сел на плечо Шази. Странно. Птица должна была напасть на дракона, но этого не произошло. Шази встала и побрела к берегу, где ее ждала лодка.

Глава 3. Награда
В этот раз путешествовать было проще и легче. Не было в зубах выскальзывающего то и дело меча, который и без того хотелось выплюнуть. Теперь были медальон и перстень, которые дракон решил вернуть, но они не создавали столько неудобств, как меч, и к тому же не сводили с ума.
Путь к острову Виллем нашел без труда. Он сделал несколько кругов вокруг, колеблясь, и не сразу приземлился.
- Все правильно, надеюсь, ты не сомневаешься, - донесся рев Керрату.
- Итак... теперь, полагаю, стоит поговорить о том, что ты любишь и что для тебя является ценностью, да, Виллем? - желтые глаза змея лукаво светились, глядя на дракона.
- Ааааа... Амулет Геррана, защита магической птицы, - уже тише сказал он. - Можешь оставить его себе, если хочешь.
- Я, признаться... - Виллем замялся. - Я долго думал о награде.
Он отнес перстень и медальон туда, где раньше лежал меч. Услышав о птице, Брендон вернул только перстень, а медальон оставил. Магическая птица - это было действительно интересно.
- Я думал про сокровища, про дополнительные возможности, о силе и мощи. Но у божества и просить надо с умом. Не с хитростью. Ты ж все сразу поймешь.
Вернувшись к змею, Виллем честно и открыто взглянул на Керрату. Он придумал в пути себе такую награду, о которой просить было трудно.
- Ты хотел, чтобы я отнял жизнь, считая это справедливым. В награду прошу возможность. Возможность вернуть жизнь тому, кому вернуть ее я посчитаю справедливым. Жизнь за жизнь. Ты говорил, что жизнь моя будет многогранна. Мне кажется, что один раз в своей жизни я должен буду всей душой захотеть вернуть кому-то жизнь. Если мое требование покажется не верным, назначай награду сам.
- Что ж, Виллем... Это более чем достойная награда за смерть такого ничтожества, как Герран, - змей прищурился и замолчал.
- Хорошо. Я дам тебе такую возможность. Но воспользоваться этим ты сможешь всего-навсего единожды. Я дам тебе еще одну способность, - продолжил Керрату после внушительной паузы.
- Прими мою кровь и твоя кровь станет ядом для врагов и источником жизни для близких тебе людей. Но помни, она может убить мнимых соратников.
Острым когтем змей рассек лапу и на серый камень упало несколько капель дымящейся черной и густой как смола крови.
Виллем не придумал лучшего способа отблагодарить Керрату, как склонить голову перед своим прародителем. Велико было доверие змея, а дар его был и благословенен, и опасен. Хотя... Вспоров клыками кожу на лапе, Виллем приложил рану к каплям крови.
- Я не стану сетовать, Керрату, и требовать других попыток. Я постараюсь выбрать достойного также, как ты. Ну, или хотя бы такого, кому ты и сам, возможно, подарил бы ее. И другим твоим даром я не буду злоупотреблять.
Закончив со всеми благодарностями и обещаниями, Виллем уже собрался покинуть Керрату. Но тут его кое-что задержало.
- Керрату, я забыл спросить. Какого ты мнения теперь о людях? - клыки дракона блеснули в улыбке. Вопрос был одновременно и шуткой, и нет.
- Люди как люди, - усмехнулся змей. Они всегда останутся совершенными в своем несовершенстве. Мы еще встретимся, Виллем. Не уверен, что скоро по человеческим меркам, - змей взмахнул крыльями и взвился в воздух.
- Будь достойным своего отца и данной тебе силе.
Дракон хрипло рассмеялся такому ответу. Чего-то подобного он и ожидал от змея, уклончивого и в то же время признающего неопровержимую истину.
- Я буду рад такой встрече. Буду ждать.
Через секунду Виллем последовал примеру змея и тоже направился в небеса. Лишь там он сообразил, что хотел спросить Керрату, как пользоваться медальоном. Придется решать загадку самостоятельно. Кажется, Шази что-то шептала? Брендон стиснул зубами металл. У него, видимо, на попытки будет десятки лет, прежде чем он сможет задать вопрос змею. Может, как-нибудь решить удастся самому.

21:55 

Квест «Куда несет нас рок событий…» (для Виллема)

Кабак - место веселое и находка для шпионов. Именно в такое заведение и попал Виллем. В углу, напротив окна сидела уже совсем подвыпившая компания. Они не были простыми матросами или простыми горожанами, один был похож на сынка богатого горожанина, другой – торговец, третий из военных. Они обсуждали короля, в полголоса и оглядывались по сторонам, боясь, что их не правильно поймут.

- Король – тайный приверженец Совета Магов., Продал душу свою и наше королевство им.
- Да-да, я тоже слышал это, и еще говорят, он должен убивать по человеку в месяц. Поэтому по его приказам, то и дело казнят невинных.
- Не… это не он! Не король! Это его советник, Жильбер. Это он колдун.
В конце концов, все трое сошлись на одном – король и его советник заговорщики и хотят держать всех в страхе.
Потягивая подозрительно попахивающее пойло, Виллем морщился и оглядывался вокруг, пока взгляд его не наткнулся на перешептывающихся людей. Драконье любопытство взыграло, и он стал усиленно прислушиваться к словам говоривших.
Совет магов... Это было странно для Брендона. Еще совсем недавно он столкнулся с убийствами магов, поэтому насторожился. Проявлять себя дракон опасался. В самом начале хотелось подсесть к ним, но теперь решение сменил. Вместо этого Виллем решил обратиться к тому, кто частенько слушает вот такую болтовню. Пересев к стойке, он щедро оплатил выпивку и заговорил с трактирщиком.
- Здрав буде, - улыбнувшись, сказал Брендон. - День-то какой хороший. Только сегодня приехал из глуши, как здорово-то, сестренку повидать. Она почему-то не приезжает, почему-то боится даже из дому вылезти. Вот ерунда-то. Город большой, хороший да богатый, торговцы так и лезут. Чего бояться-то? Хотя болтают конечно ерунду. Про колдовство и убийства, но чего ерунды бояться-то? Сам слышал небось такой треп.

Трактирщик осматривал незнакомца очень внимательно, но когда тот так щедро оплатил выпивку, угрюмое выражение лица сменилось на слащавую улыбку.
- Да разве Вам сестрица не говорила, что вся неделя такая прекрасная! На море ишь и благодать, видимо Великая Морская Богиня наша не гневается на нас и на нашего правителя, а это, потому что выбрал он достойную невесту себе, говорят, что она уже во дворце. Ее покажут народу только во время большого турнира! Вы должны это обязательно посмотреть, сам король будет сражаться с рыцарями на ристалище в честь своей молодой жены! Ну а что касаемо твоей сестры.., она случайно-то не приверженица магов, а?
Трактирщик подозрительно посмотрел на своего собеседника. Потом опять улыбнулся, - Надеюсь у такого щедрого человека, не может быть сестры язычницы! Просто девушка молодая, да?
- Типун тебе на все места! - воскликнул Виллем, вскидывая в мастерски деланном испуге брови. - Моя сестра да язычница! Хорош же ты, мил человек, подумать такое про мою сестричку. Она милая глупая и молоденькая еще девица. Всего боится, а тетка, у которой она живет, та еще паникерша. Бдит невинность девичью, вот и шугает, - дракон постарался снабдить свою речь активной жестикуляцией и мимикой, чтобы образно показать, каковая тетка строгая и как сестрица наивна. А сам-то дурак дураком вроде бы.
- Говоришь королева новая? Экий я деревенщина, вообще все забыл в своей глуши, нам ничегошеньки из новостей не приходит. А попасть на турнир простым людям тоже хочется, - имея ввиду себя, поцокал языком Брендон. - Взглянуть на королеву - приятность и радость. Да и на короля поглазеть не мешает, интересно все-таки. Когда, говоришь, будет? Я притопаю и потрачусь ради такого развлечения. Когда еще развлекаться, как не по приезду?
Взглянуть на эту королеву Виллем решил всерьез. Ему совсем не понравились речи трактирщика, который явно намекал на то, что маги местным ну ни в каком качестве не нужны. Вообще. Значит, проявлять свою драконью сущность более чем опасно. Убьют и глазом не моргнут.
- Погоди, вот ты говоришь, язычники. А разве рядом с королем вот такого грешника нет? Я только слышал, что де некий Жильбер морочит голову нашему королю.
У трактирщика округлились глаза от ужаса.
- Ой! Не так громко, дурень! А то тебя живо на кол посадят, а то гляди еще хуже, что придумают. О ком ты говоришь, это советник короля и только злые языки могут такое говорить о нем! Он честный человек и верно служит Морской Богине, которая ему помогает и одаривает милостью. Говорят, что он раньше был..., - он поглядел вокруг и стал говорить тише. - был пиратом. Сейчас раскаялся и верно служит Актине. Он не как не может быть язычником!
Хотя в ответ Виллем прикрыл рукой рот и изобразил гримасу испуга, на языке в ответ вертелся вопрос, что за такая морская богиня. И почему люди творят такие странные вещи из страха перед ней? Смысла в этом дракон не видел.
Впрочем, не меньше его интересовал маг и бывший пират в одном флаконе. Жильбер? Брендон попробовал припомнить, не встречался ли ему прежде этот человек. Вроде бы не сталкивались.
- Ладно, потреплемся потише. А на турнире он будет?
Стало очень любопытно взглянуть на этого человека и если что разобраться с тем, кто нагнетает в стране такие странные настроения по отношению к Совету Магов.

18:58 

Храмы, дворцы, крепости, здания...






06:41 

Головные уборы, сумки и прочее....




06:18 

Украшения




15:53 

Картинки из Витары

Болотная деревня



Храм Сокровенного Леса



Земли роксов


21:58 

Новые аватары






00:13 

Оружие




19:58 

Энциклопедия героев саги о Витаре (Старовитарский Круг, Витара и Тайны Древнего Мира)

Зиккиронус Эалос (Зик Элос)
Участник всех событий. Появляется в саге еще почти мальчишкой, потом становится главой гильдии Белого Тигра. Продолжает участвовать в приключениях.



Рейлин ор Горлинг, эльфийское имя Элеани « Звездный Дар», у гномов ее называют"Серебро Пещер". Княгиня Рагарская.
Она была дочерью эльфийской принцессы и человека – князя Рагарского. Рано потеряв родителей, оставшись сиротой, стала княгиней Рагарской с опекуном, который приходился ей дядей по отцовской линии.
Появляется очень молодой девушкой. Была знакома с Зиком, который ей названный брат. Княжна Рагарская, мэр города Витары. Ее судьба не известна



Слева на право:
- Джемма Верита - невеста Алекса.
- Адмирал Луна - жива, все так же командует флотом Лаэссэ
- Барон Вольфганг фон Гройэль «Бешеный Пёс».- Ярый противник Витарской республики. Неоднократно командовал войсками Империи Черного жемчуга против города Витары. Сейчас - тихо живет в своем баронстве.


07:27 

Для аватаров





17:42 

Внутренний интерьер домов (картинки)








17:24 

Бухты, корабли и портовая жизнь....(картинки)










22:09 

Немного романтики....




15:06 

Квест"Осколки Судьбы". Часть 2 "Первая жертва"

Это был район, где жили богатые жители столицы. Среди бедноты, пьяниц и воров Пантера не хотела искать первую жертву для Темной Богини, считая, что это не достойно для Великой.
Богатые дома, веселые компании и красивые мужчины, именно это надо было для Богини! Прежде чем начать охоту, Пантера зашла на рынок, где знала маленький домик одной знахарки, которая молчала за деньги и приготавливала порой запрещенные зелья. Купив у нее то, что по ее мнению могло пригодиться, купила себе одежду, там же у знахарки привела себя в порядок и навела красоту.
После этого, уже к вечеру, отправилась в богатый квартал, устроившись на лесенке около маленького фонтанчика, стала терпеливо ждать…

Пантера вышла на охоту. Таковы были мысли "новорожденной", таковы ощущения. Теперь двойственность не мешала, а наоборот сопутствовала, помогала. Необходимо прикинуться невинной и слабой, притвориться кем-то другим. Вот девушка и притворялась. Ничто в ее внешности или поведении не говорило о том, кем являлась Пантера на самом деле.
Простое белое платье, почти никаких украшений и собранные высоко волосы, открывавшие затылок с трогательной впадинкой, пара локонов игриво завивались у ушей. Открытые почти до плеч руки могли показаться худенькими и ломкими. Единственным украшением была золотистая лента пояса, перехватившая тонкий белый шелк прямо под грудью. В остальном вопреки всем канонам ткань просто струилась по фигуре, то скрывая ее, то облегая и одаривая видением форм. Краски на лице было немного. Лишь то, что позволило подчеркнуть глаза и сделать их серебристыми и прозрачными, яркими. Губы были искусаны и от этого стали ярко-алыми. На пощипанных основательно щеках горел румянец. Волнуется - вот что наверное сказал бы случайный свидетель появления здесь Пантеры.
"Новорожденная" стояла у фонтана и поглядывала на воду с интересом. Как будто хотела окунуть ладонь и изящную стопу, обутую в туфельку из белого шелка. На самом деле все это конечно было всего лишь актерством. Кошачья натура презирала воду. Иногда девушка вскидывала голову, как будто в надежде, но потом с разочарованием опускала ее. Нет, все не то...
А ведь ее жертва шла. Она жила и дышала. Испытывала эмоции и волю к жизни. И Пантера знала, что эйфория наступит, когда она своей волей задавит чужую. Опрокинет чью-то жизнь, как костяшку домино. Собственно именно это ей и предстояло сделать.

Небольшая компания молодых людей возвращалась из таверны, где всю ночь праздновали получение наследства одного из своих приятелей. Молодой человек, у которого умер богатый родственник, совершенно не был огорчен этим событием. Родители рано умерли, а родственник, которому достался весь капитал, отослал юношу в Актину, где тот должен был постигать науку Веры, что бы стать проповедником.
К счастью молодого человека, родственник быстро умер, и все перешло в его руки. Он тут же выехал из Актины, навсегда покинув неприветный и порой страшный остров.

Молодой богач еще не решил как распорядиться деньгами и поэтому по прибытию на родной остров, просто закатил товарищам веселую пирушку.
Вот и теперь все еще держа бутылку в руке, он рассказывал об Актине, они все смеялись и порой слышались острые шуточки по поводу жизни на далеком острове.

Проходя мимо симпатичной девушки у фонтана, он задержался, улыбнулся и подмигнул ей. На зов товарищей продолжить пирушку в другом месте, только отмахнулся как от назойливых мух и подошел к ней ближе.

В своем легком наряде на свежем воздухе Пантера потихоньку стала замерзать. Вечер не был холодным, но девушка стала ощущать, что он чересчур свеж для тоненького шелка. Нестерпимо захотелось оказаться в теплой шкуре зверя и насладиться удовольствием поежиться, потянуться и выпустить когти, вспарывая землю, как чью-то плоть.
Неожиданно побежала кровь по жилам. До кончиков пальцев пробрало тепло, так что все тело стало покалывать. Как будто "новорожденная" размяла затекшие мышцы. Шевельнулось подозрение. Но уверенность девушка приобрела лишь тогда, когда почувствовала, как на поверхность сознания вынырнул внутренний зверь. Она как будто воочию видела, как ее кошачья ипостась втянула воздух в ноздри и нетерпеливо хлестнула себя по боку хвостом, подобралась и затаилась. "Новорожденная" решила последовать ее примеру. Обхватив себя руками, Пантера понурила голову и стала ждать. Ее добыча приближалась.
Услышав молодые голоса, мужские голоса, девушка постаралась как можно лучше войти в роль и сыграть ее достоверно. Вскинув голову в нужный момент, подсказанный чутьем, Пантера одарила прибывшего нежным, полным тепла и обещания взглядом. Улыбкой столь сияющей, словно уже была влюблена. И получила в ответ подмигивание. Если б можно было, "новорожденная" бы зарычала. А пока она просто изобразила достоверно разочарование. Как будто не его ждала. Ведь в таких случаях всегда хотят утешить.
- Наверное, уже и не придет вовсе... - словно самой себе сказала негромко девушка. - Зря только ждала.
И украдкой посмотрела на юношу, который подошел ближе. Зарумянилась. Хотя именно румянец достоверно помогла изобразить Саломея. Ведь в этот момент порхнул порыв ветра, и шелк обтянул стройную фигуру Пантеры, а потом снова отпустил податливую ткань, скрыв опять и стройные ножки, и округлые бедра, очерченные шелковым одеянием.
- Вы кого-то тоже ждете? - решила пойти навстречу интересу Пантера. Если она вот так доверчиво вступит в диалог, мужчина возможно будет активнее. Так ей казалось.

14:55 

Будни и праздники Рика Гламбарского. Часть 2

Рик чуть было не упал в обморок, когда услышал от Эммы, что во дворце метежники, да ещё его приемная дочка в сговоре с ними.

- Мама! - произнёс Рик. - Что здесь происходит - в моём государстве? Стража срочно доставить бедную селёдку!
Стоящие стражники у дверей переглянулись, и один из стражников решился уточнить, какую такую селёдку они должны принести, в бочке с рассолом или у повара попросить, чтобы он сделал как полагается.
Рик покраснел от гнева. - Мама, посмотри, кто нас охраняет? Нас убивать будут, а они будут долго думать, как нас с тобой защитить.

Рик подбежал к стражнику и сунул ему кулак под нос. - Ну как болван, еще не понял, какую селёдку привести надо?
Стражник еле стоял на ногах, у него словно ноги подкосились, когда он увидел здоровый кулак Рика. - Уважаемый господин Рик, можно мне присесть, а то в ногах правды нет..., и прежде чем запугивать стражу, вы бы со своей мамой обговорили какую и как вам принести рыбку.

- Издеваешься! - прошипел Рик. - Ты у меня будешь рыбкой под маринадом на моём ужине! Для тупых стражников, которые не могут думать своей головой, скажу так. - Рик стоял и сдерживал себя, чтобы не придушить болвана. - Мне надо, чтобы вы негодяи, привели мне мою приёмную дочку, как я обычно называю её бедную сиротку.
Стражник повеселел и с радостью отчеканил. - Так бы и сказали, господин Рик, это мы мигом её доставим!

- Мама, как тут всё запущенно! Как это государство ещё до сих пор не развалилось, когда правила им бывшая королева Лора. Это нам мама с тобой крупно повезло, что я вовремя появился в этом королевстве, где его населяют болваны, воры, мятежники и весь сброд, который не понятно откуда приплывают на своих кораблях.

Рик оправдывался, зная, что мама молчит не спроста - будет и гром, и молния! "Главное, чтобы молния в меня не попала! А для этого - думай Рик, как выйти из этого положения". Рик ещё не успел придумать, что сказать, как стражники привели бедную сиротку, которая вся была возмущена таким обращением с дочерью Рика.
- Вот дрянная девчонка! - провопил Рик. - Я тебя подобрал на помойке, отмыл, накормил. - Рик подумал ещё и чуть не добавил:" не хватает фразы и спать уложил" - А ты как змея ядовитая, того и гляди нам с матушкой в горло вцепишся! Ты зачем мятежников привела, и тайный ход им показывала? Готовишь переворот в государстве? Ты знаешь, что тебя ждет? Тебе сейчас голову отрубят и на дворцовые ворота повесят твою тупую капусту!

Бедная сиротка спокойно посмотрела на отца, закатила глаза вверх и проговорила не достойные слова для слышащих ушей. - Я смотрю отец на вас с бабушкой и думаю, какие вы бесстыжие! Я вам не позволю рот свой затыкать! Я больше всех тружусь, ночами не сплю, думаю как мне вас с бабушкой прокормить, а вы не благодарные, хотите дочку обобрать, да ещё и голову мою украсить капустой? Я вам не коза, чтобы капусту есть! Мне пряники да конфетки нужны, а где их взять? С неба они не падают, вот и тужусь я, как только могу, и своё доходное местечко ни кому не отдам! Я его нашла, мне и доход от него и получать. А то, что вы отец там говорили про мятежников? Так мне всё равно кого тайными ходами водить, сейчас хороший доход от иностранцев, и я этого не упущу, а то что нашей королевы...., показали ей золотой, так она за ним и на край света побежала, с этими иностранцами, да ещё кричала:" Я душу свою продам, только покажи ещё разочек, а иностранец ей:" Покажу, если со мной будешь!
Сиротка посмотрела на бабушку. - А вам совестно должно быть - внучку совсем забыли! Тут отец над дочкой измывается, а бабушка молчит как рыба.

Чародейка пыталась сосредоточится после слов бедной сиротки. Эмоции бушевали в ней не шуточные. Ей хотелось и расхохотаться, и обрушить гром, молнию на ее голову, и заодно на своего сыночка!
Что бы скрыть свои эмоции она подошла к окну, и уставилась в одну точку, изображая "задумчивость и ученость" видимо это было единственным верным ходом, чтобы не показать, что в этой беседе Гейдара почувствовала себя тупой ослицей. Видимо глупость это очень заразная болезнь!

- Внученька, подойди, лапушка ко мне, я тебе пряничков дам и конфеток. - Лилейный голос Гейдары мог удивить кого угодно, только не Рика, он то знал, что после этого буря все же разразится.
Когда сиротка подошла к чародейке, она передала ей большое блюдо со сладостями. - Иди милая, кушай детка и зарабатывай для нашего пропитания, а то как же мы выживем без твоего самоотверженного труда? Правда сынок?
Как только сиротка ушла, чародейка медленно повернулась к Рику. - Так... Не предполагала, что эта оборванка тупая, будет умнее тебя, и начнет с успехом выполнять твою работу!
Брови Гейдары сошлись, глаза сверкали гневом и яростью.

14:45 

Будни и праздники Рика Гламбарского. Часть 1

Рик не понимал, что происходит. Он в своих мечтах видел себя героем и великим королём этого государства, а сейчас он сидит в своей библиотеке как обычный архивариус, и нет ничего вокруг кроме этих ему ненавистных книг, и его полоумной дочурки которая сидела на полу и тупо рассматривала картинки хихикая словно издеваясь над ним.

После очередной картинки она сказала. - Я вам говорила отец, что бабушка со своими сокровищами не расстанется, она у нас жадная! Я так поняла, чтобы выпросить у неё золотой, пройдет целая вечность, поэтому легче трактирщика богатого ограбить, прежде чем бабушка соизволит побаловать своё дитя, давая ему золотой, да еще приговаривать будет: «На тебе на пряничек радость моя!». А сама в надежде будет думать: «А может не возьмёт? Ведь на золотой можно купить мешок пряников, а то и больше».

Сиротка специально говоря всё это Рику, не произносила слово «внучка» пусть он голову поломает, кому бабушка золотой решила отдать - внучке или сыну.
- Вот я и говорю отец мой, если бабушка когда-нибудь и решится отдать золотой, то на один золотой можно стать и побогаче. А можно и по другому, так как наша бабушка в преклонном возрасте, ей ни к чему сокровище и богатство, ей уже пора думать о другом. Например…, как её будут придавать земле, и как её будут закапывать! Задаётся один единственный вопрос, а зачем нашей бабушке роскошь? Ответ так и напрашивается - незачем.
Сиротка высморкалась в подол платья, продолжала. - Если представить: бабушка случайно выпала из окна дворцовой башни, то сразу её наследство передаётся сыну, а от сына - к дочке, а кто здесь дочка Рика? Великой наследницей всего государства которым владела бабушка и отец, становится дочь Рика! Это конечно, если вы отец мой, в горе от тоски и скорби, наложите на себя руки, от того, что так рано ушла ваша мама, не побыв даже и трёх дней с нами. Но для вас это, осталось страшной тайной, которая и решит вашу участь.

Рик на мгновение представил себе если бы его мама была обыкновенным человеком, и по сюжету сиротки выпала из окна дворцовой башни, то тогда действительно он становится единственным правителем этого государства и великим королём! Но только его мучил единственный вопрос - а всё же почему три дня с ним мама не побыла? Поэтому Рик спросил хриплым и убитым от горя голосом. - Дочка, а почему бабушка не побыла с нами три дня?

- А в этом и вся суть! - ответила сиротка, прищуривая один глаз и подмигивая отцу. - Бабушку столкнули с башни и как вы думаете отец, кто?
Рик почесал затылок. - Кто доченька? - прохрипел Рик, с любопытством ожидая ответ.

- Это отец я столкнула бабушку, приближая вас, мой дорогой отец к вашему трону которой заняла наша любимая бабушка. – с гордостью ответила сиротка

У Рика почему-то отвисла челюсть от такого простого ответа. Он понимал, что он вместе с бедной сироткой глупеет на глазах, и эта девица, словно его околдовала одним словом, что бабушка заняла ЕГО законный трон. На мгновение у Рика появилось недовольство к своей маме, но сиротка была права.
- Значит так, мая мамочка. - бормотал Рик, нервно подхихикивая. - Пришла, сыну пинка, а сама властвовать? Нет! Со мной такого не пройдёт! Мой трон – не отдам!

Бедная сиротка вышла из библиотеки, размышляя, куда бы ей пойти, а то её отец очень странно выглядит - не разговаривает, молчит и что совсем интересно, глазами не моргает, и взгляд то у него какой остекленевший. Он, наверное, обдумывает план, как заработать, побольше, денег, что бы перед бабушкой стыдно не было, что его доченька кормит его бездельника.
Сиротка засунула в рот пряник, и с довольной улыбкой направилась к бабушке, рассуждая про себя, как бы ей узнать, какое её приданное, а лучше, если она сама будет его охранять. Ведь в замке в последние время, воры бесчинствуют, и могут её приданное украсть: « А у меня и муха на него не сядет, глаз у меня зоркий! Как бы мне бабушку разжалобить, чтобы она не скупилась. Дам ей конфетку, пусть радуется, что её любимая внученька о ней заботится!».
Сиротка вынула из кармана конфетку, и на мгновение представила себе, как бабушка сосет её конфетку, причмокивая, говорит ей: « Внученька моя, да все сокровища, которые есть во дворце, только тебе одной принадлежать будут, да, и богатства мира я тебе добуду! Все государства разорю, и всё у твоих ног брошу, лишь бы внучка моя не голодала!».

От таких представлений бедная сиротка даже не заметила, как конфетку в рот себе положила и стала радостно жевать, приговаривая: « Правильно бабушка, внучка должна быть очень богатой, чтобы к ней народ толпой валил, а я золотой дам, а три спрошу, а не вернёт так я на кол посажу, чтобы другим в не повадок было!».
Проглотив слюну в месте с конфеткой, сиротка задумалась, что у неё за книжкой в библиотеке пряник спрятан, ведь пряничек тоже сладенький, чтобы бабушку подсластить сиротка направилась в библиотеку.

Войдя в библиотеку, сиротка вынула с полки книжку, и взяла свой спрятанный пряник, говоря: « Вот, ты мой любимый, кто бы мог подумать, что за тебя бабушка, готова отдать все сокровища мира!». Бедная сиротка поцеловала пряничек и положила его в карман, направилась было идти к бабушке, как обратила внимание, что у неё любимого отца заморгали глаза, и почему-то его челюсть отвисла, словно в рот должна галка залететь.

Сиротка вытерла нос рукавом и посмотрела на отца. – Вам бы мой отец, только бы планы корыстные строить, да как доченьку любимую обокрасть! Совести у вас нету, я к вам давно присматриваюсь, третий день, как думаете! Видать, что надумали. Аж глазами захлопали, но не думайте что я такая, своё не отдам!

Рик всё это время был в ступоре. Конфликт с его матушкой, и ловкого удара ниже пояса от его любимой доченьки. Когда он услышал, что его мама хочет отдать все сокровища мира бедной сиротке, его мозг напрягся и пробудил Рика.

- Доченька, - Простонал Рик. - Что у тебя в кармане? Покажи, я тебе дам совет, как использовать ту иную вещицу, которая так дорого стоит, я в этом толк знаю! - Рик в мыслях уже сдавливал одной рукой горло бедной сиротки, а другая рука была в кармане у неё, беря в руку то, что он ещё даже в мыслях не мог представить.

- Вы бы отец на чужое добро не зарились, я сама толк знаю в таких вещах, и в советах не нуждаюсь, и некогда мне с вами о пустяках балакать, меня бабушка ждёт. - Сиротка пошла к двери, поглаживая свой карман.

Рик хотел вскочить, чтобы остановить бедную сиротку, но так как у него за три дня, ноги затекли, он рухнул на пол, лишь только и мог сказать, милое словечко уходящей доченьке. - Стой гадина – убью!

Рик всегда боялся, когда мама наказывает кого-либо. Девушке явно не повезло.
«Да…, быть умнее сиротки, и так вляпаться! Это ещё раз доказывает, что сиротка очень умна. Мне нужно с ней быть аккуратней. А как его мама похвалила! Жаль, что не прилюдно, если бы на площади, да при народе!».
Рик мечтательно улыбнулся, представляя всё это. Он сидел в библиотеке за своим рабочим столом, иногда его взгляд падал на его дочку, но это ему не мешало мечтать о его продвинутой славе, особенно тогда когда придет день, и он будет править всем миром! «Надо заказать себе статуи из чистого золота… пятьдесят… я думаю, на первое время будет достаточно.» - подумал Рик, но его мечты нарушил голос сиротки.

- Вот отец, я смотрю на вас и всё думаю, сидите за столом как важный вельможа, а толку от вас мало. Вы бы хоть книжку открыли бы, и вид сделали, что читаете, тогда бы я поняла, что вы обдумываете важные дела, ну например…, как мы с вами будем жить вместе и управлять всем миром. В последние время, вы мне не нравитесь! Всё в тихую, что-то замышляете. Нет бы с доченькой посоветовались, я бы дала вам совет, как и что. Вот бабушка , у своей внученьки, всегда советы спрашивает, как ей поступить в трудных её делах. - Сиротка запихнула в рот пряник, бормоча. - Так что вы там затеяли?

Рик сдерживал себя, и чтобы успокоится, считал свои золотые памятники: « Один памятник два памятника, три памятника». Но на тридцатом нервы его сдали. – Я доченька вот думаю, как бы нам с тобой золотишком разжиться? Хочу тебе подарочек сделать. Статую твою из чистого золота у дворцовых ворот поставить, чтобы все тебя в лицо знали и уважали. Ведь ты у меня золотенькая, из чистого золота будешь стоять там и ослеплять народ своим сиянием.

- Вот отец мой! Я так и знала, что вы совсем не бережливый! Так и разорится с вами можно. Я вот как думаю, зачем вам отец золотой памятник мой делать? Это совсем не бережливо, а вдруг кто-нибудь пальчик отпилит, а там не далеко и до головы моей могут добраться и отпилить, народец у нас алчный. Я вот что придумала. - Сиротка вытерла нос подолом платья, прищурила глаз, и сделала коронную улыбку. Девица словно застыла как статуя, прошло какое-то время уже два раза за дверью менялись стражники, а она всё находилась в неподвижной позе.
Прошло еще «немного времени».
- Ну как? - произнесла сиротка, тормоша спящего Рика. - Вы, наверное, отец мой подумали, что я статуя? Это не так, я только притворилась, что я статуя.

Рик хотел было сказать, что она гений, но не успел.

Сиротка продолжала. - Чтобы народец наш видел меня золотинькую, я лоб свой намажу мёдом и прилеплю золотой, и буду сиять не хуже золотой статуи! Буду слепить народец своим золотым сиянием. Вот вам мой совет, отец мой, в ваших трудных решениях. Которые я решила постоянно за вас.

Рик представил стоящую сиротку возле дворцовых ворот, с коронной улыбкой с прищуренным глазом, и на лбу приклеенным золотым, Рик завопил. - О, богиня! Как ты ошиблась, когда ты создала эту несчастную, чтобы испытать нас терпением.

17:08 

Свадебные дары, актинского короля бедной сиротке








15:26 

Квест "Тень призрака дедушки Лоры"

Рик пел песенку про двух хвастунов, которые нахваливали себя, что они силачи и победили в боях сто драконов, а когда столкнулись с маленькой бродячей собачкой, испугались её и разбежались в разные стороны, только их зады и сверкали.

Кольцо Рика высказывало свои идеи, издеваясь над Риком. - Тебе бы ещё лютню в руки, да беднее одеться, и можно у ворот города горланить твои весёлые песенки зарабатывая себе на нищенскую и никчемную жизнь пьяницы и бездарного поэта Рика.

Рик - Как только у меня хорошее и доброе настроение, всегда ты мне его хочешь испортить. Я так и в злодея могу превратиться, если не чего хорошего в жизни не делать.

Кольцо. - Ты и так уже столько хорошего сделал, что можно песни слагать о твоих подвигах! Например, бедную и несчастную сиротку, оставил без челюсти! Азамен этого, девица, приобрела отца. Ну или…, вот, например: ночью прокрался в покои королевы и овладел ею! А сколько бедных горожан от скучной жизни спас! Они столько увидели приключений! Кузнец, трактирщик, повар… Да и всем кто с тобой встречается обеспечена интересная и насыщенная приключениями жизнь! Красота, да и только! Ты достоин того, что на площади города, жители этого захолустья, поставили статую твою из чистого золота, а под ней бы была табличка и красовались на ней слова: « Хороших дел мастер», тогда куда уж мне колечку, до гиганта идей и великих дел мастера Рика!

- Нет! Я так не могу! Пойду к Лоре, тем более, я давно её не видел. Государственных дел много, а они отнимают время. Она мне какой-то подарок собирается сделать, а я люблю подарки! – с этими словами Рик направился в башню, где все это время Лора жила с Эммой.

Рик увидел Лору и сразу начал оправдываться. - Знаю – знаю, что мая любимая Лора всё это время страдала и горевала, о том, что её любимый супруг не нашёл времечко обнять любимую жену и утешить её своим присутствием. Но Лора должна понимать, что её супруг предотвратил временное злодеяние, которое ей было уготовлено в тронном зале. В нем переодетая женщина сыграла роль королевы для спасения тебя. Бандиты зверски убили меня, потому что я защитил сердце моей Лоры, когда Зик кинул свой нож пропитанный ядом в тебя. Я загородил грудью своей, всё твоё тело, и этот нож торчал в моём сердце! Обливаясь кровью, я говорил, что смерть моя доказательство, того что я люблю свою Лору. Хорошо, что я продумал и поставил вместо себя, мужа этой бедной женщины, которая была переодета тобой. Но негодяем всё же улизнуть из дворца удалось, через предателя стражника, своего человека который охранял городские ворота. Они побежали к Александру, чтоб он продумал более подходящий план, как убить мою любимую Лору.
Рик сделал гордый вид воина, поправляя розу на своей груди. - Я так скучал, что даже рискнул прийти на минуточку, оставив государственные дела.
Рик обнял за талию Лору, покружив её, он нежно примкнул к её губам в страстном поцелуе.
- Твои губы, словно пьянящий дурман, и я даже решил сегодня остаться на ночь у тебя в башне, чтоб быть опьянённым нашей любовью, которая нам дарит эту волшебную ночь.

Посмотрев ей в глаза, Рик схватился за сердце. - Оно словно утонуло в твоих глазах и морская пучина забрала его, но ты ведь вернёшь его мне сегодня ночью, я надеюсь. - Рик улыбнулся. - Мне надо кое-какие распоряжения сделать, и я твой жди меня, как появится луна.


Колдун выйдя из комнаты Лоры и спустившись вниз с башни, в веселом и счастливом настроении духа вошел в тронный зал, посмотреть и прикинуть как будет выглядеть новый огромный гобелен на котором Лора и Эмма вышивали его портрет.
Но его ждало неожиданное удивление, на троне подперев голову руками, сидел прозрачного вида старикашка. Он смотрел на Рика, молча, и хмурил брови.
- Так-так…. –хриплый и замогильный голос прозвучал в тронном зале. - Стоило мне умереть, как всякого рода проходимцы собираются навести кавардак в моем королевстве и обидеть бедную девочку-сиротку!
Бывший король, давно умерший дед нынешней королевы встал с трона и направился к Рику. – Дайка я посмотрю на будущего мужа моей внучки. – Он внимательно взглянул пустыми глазницами, при этом у Рика внутри все похолодело. – Да… даже не принц и не граф… чистый проходимец и… не очень уж и умный…, мельчают людишки-то…Ну отвечай мне кто, от куда и зачем прибыл?

Рик чуть не потерял дар речи от наглого старикашки который занял его трон, который он таким трудом себе добыл.
- Ты как посмел сесть на мой трон, и ещё обвинять меня - Рика великого колдуна и властелина могучего кольца? Я твой дух отправлю в такое место, где ты даже забудешь, что ты жил на этом свете! И принадлежать тебе будет не государство и трон, а навозная куча дерьма. Я обидел твою уродливую внучку? А я всё ломал себе голову, это надо же было матери родить такую тупую и бестолковую детище, где вместо головы кочан капустный! И это она, бедная сиротка, наша великая королева? Да я ей башку сверну, а вместо головы репу прикручу!

Призрак деда Лоры подавился, если конечно приведения могут это испытывать.
- Что-что? Да как ты с королем говоришь, проходимец! Сморчок не доделанный, поганка ты бледная, мухомор болотный! Моя внучка самая красивая в этом мире, вся в меня будет! А ты ей не ровня, прикуси свой язык циклонный прихвостень! Я вас обоих в стену замурую и табличку прикреплю, что тут недоделанные маги замурованы!

- Ты дед лучше подумай, как своей бедной сиротки помочь, а то у неё с головой совсем плохо! Я и так с ней замучился, от её дури, а ты говоришь, что на ней всё государство держится! Мне пора, любимая ждет, и трон освободи! К тому же я уже почти женат.

Рик пришёл в башню нервный, он размышлял. Ему было не до любви и он понимал, что теперь бедная сиротка оказалась настоящей королевой, а значит только она может владеть древними рунами, чтоб открыть тайну карты перехода в древний мир! «Как эта сиротка может открыть путь к карте, если у неё с головой всё не в порядке? Может ей подарить любовь, и она поумнеет, и разум её просветлится? Ведь я здесь только из-за этой карты. Как представлю себе, что я в постели вместе с этой беззубой, и мне, Рику, целовать её вставную челюсть?! Можно допустить поцеловать её один разочек, а как насчет её женских прелестей? Если представить, что эта не сиротка, а Лора, то тоже можно один разочек, вдруг и вспомнит она, что владеет магией древних рун. При этом успех мГн обеспечен, и дорога открыта к моей карте! Всё решено! Надо с Лорой заканчивать, хотя я её люблю, но любовь требует жертв, надо подумать, как мне поступить с Лорой. Она всё равно узнает, что я пересплю с сироткой, эта девица сама и выболтает все королеве. Лора меня любит, и простит, а мне ещё нужно подумать, как народу объявить, что сиротка законная королева, а Лора правила государством временно, пока не найдётся настоящая королева. Так вот она и нашлась».

Рик посмотрел на Лору и сделал не довольный вид.
- Дорогая моя Лора, почему я в самый не подходящий момент узнаю, что от меня усиленно скрывали тайну нашего государства? Вы, зная это, старались мной воспользоваться. Хотя, может быть, я и поторопился, называть себя вашим супругом, а вас супругой? Так как меня ввели в глубокое заблуждение, чему я очень огорчён, я не мог даже представить, что вы Лора, имеете корыстные цели! Всё ради того, чтобы править этим государством, которое вам по праву не принадлежит! Так как я являюсь лицом этого государства, я буду решать вашу участь, и судьбу. Что мне с вами делать? – он сделал вид задумчивости и размышления. – Пока, вам запрещается куда-либо выходить из башни, передавать тайные записки и тому подобное! Мне очень жаль, что вы предали мою любовь, и теперь у меня к вам чувства стали другими! У меня вместо сердца теперь камень.
Лора услышала шаги и прервала свой танец, когда же вошел Рик Лора подошла к нему что бы обнять но увидев его недовольный взгляд и выслушав обо всем что говорил Рик Лора не стала оправдываться ответила ему, сердце болело от новых ран.

- Да как ты смеешь обвинять меня господин Рик, я истинная королева Терана тут правили мой дед и мой отец а не Вы.... - голос Лоры немного дрожал но Лора старалась сдерживаться что бы не расплакаться.


- Я еще не стала Вашей супругой хоть королевство уже знает об этом о Вас уважаемый Рик еще не короновали, так что знайте свое место - Лора сжимала кулачки когда говорила с Риком ей было больно боль рвала всю душу.

- Я не самозванка знайте Рик, это знают люди и Высшие, я зря вам доверила свое королевство, но все таки власть все еще у меня Вы ее получите полную Власть пока печать королевства у меня.
- А ее Вы Рик теперь не получите не когда - по щеке Лоры прокатилась слеза но Лора даже этого не заметила.

Лора уже не смотрела на Рика но ее гордость не была сломлена его словами и Лоре хотелось выговориться она не могла держать все в себе и старалась не думать о том что люби Рика или любила она уже сама не понимала что именно твориться ее душой.

Когда же Рик стал говорить ос своих чувствах и о том что Лоре было запрещено выходить с башни Лора не выдержала и закричала на Рика - УБИРАЙТЕСЬ.... Я НЕ ХОЧУ ВАС ВИДЕТЬ РИК БОЛЬШЕ - Лора вздохнула и уже более спокойно сказала Рику с презрением смотря ему в глаза - Запомните Рик я истинная королева Терана и Вы не докажите обратного - Лора на прощание ударила Рика отвесив хорошую оплеуху и отвернулась ей было больно что ее предали и считали самозванкой ведь она знала что это не так.

14:07 

Квест "Роща Дриад"

Через некоторое время, Лурд постучался в библиотеку и почтительно склонив голову стал докладывать о результатах поиска.
Он рассказал о тайных ходах, которые он и его люди проверили, спустившись в каменный мешок, о трупе и о том, что было вырыто в одном их туннелей подземелий, о том как его "псы" пошли по следам сбежавших пленников, которые привели их к Роща Дриад, которая находится в часе ходьбы от города.

- Место считается нечистым. - Пояснил Лурд Рику. - и его обходят стороной. Поговаривают, что несколько сотен лет назад там были зверски убиты три молодые девушки, они были сестрами. Звали их Эльма, Игнис и Ларна. Путники, проходя мимо рощи, путники обычно оставляют еду или вещь. Обращаются к ним по именам, и просят принять дар и пропустить их через темные владения нечистой силы. Мои люди остались там и наблюдают, но в Рощу они не рискнут сунутся... неее... они все местные и боятся духов.

- Так… значит, мои пленники гуляют себе на здоровье, радостные и счастливые? А я тут весь на нервах, переживаю, когда они у меня прощенья просить будут! У меня даже сон и аппетит пропал, а им всё равно? Даже и не вспоминают обо мне. Придётся напомнить, что есть такой Рик. И я не люблю, когда меня доводят до стресса! Кольцо, скажи-ка мне, с мертвыми сестрами ты связаться сможешь? Пусть попробуют с мертвыми повоевать. Они даже не представляют, что такое иллюзия, и что такое живые мертвецы.

- Да хозяин, я их знаю таких мертвецов, они сильные и смогут телесными быть, и как призраками. Не боятся огня, и магию. Сила их велика, ещё ни кто их не мог одолеть, но вот только… слабость их в том, если их трёх убить одновременно, но они не подставляются под такой удар.
- Тогда, пусть они им устроят не забываемое впечатление, но они мне нужны живые. А мне пока надо обдумать, как с Александром поступить. Я его не только на колени поставлю, но и ещё ручки мои целовать он будет.
Рик был доволен и радостный, сразу поднялось настроение, ему хотелось петь и плясать от тех злодеяний, которые он устроил Зику и Рун.

«Да это было превосходно! А главное, как красиво было наблюдать, что Зик даже не соизволил помочь своему напарнику Рун, его черта была достойна настоящего мужчины война. А Рун? Эта хрупкая женщина воин- берсек, так растерялась от страха, что не смогла сосредоточиться и всё звала на помощь Зика - помоги воин света, меня убивает хрупкая и безвинная девушка! А Зик, так увлёкся бесстыдством девушки, что не мог оторвать с неё глаз, всё рассматривал её прелести. Да… таким воинам только собак пугать и детишкам рассказывать о великих подвигах, которые они совершили. Нет, они должны мне признаться, что они не воины, а шуты! Я так и быть подарю им два колпака, пусть народ веселят. А пока, я их буду доводить до состояния своей дочурки, как окончательно они поглупеют, и если они будут не умнее моей доченьки, тогда я их прощу,… может быть! Это будет зависеть от того, какое у меня будит настроение».

Рик напевая песенку, пошел в тронный зал.

Роща, находящаяся в часе ходьбы от города. Место считается нечистым и его обходят стороной. Поговаривают, что несколько сотен лет назад там были зверски убиты три молодые девушки, они были сестрами. Звали их Эльма, Игнис и Ларна. Путники, проходя мимо рощи, оставляют еду или вещь. Обращаясь к ним по именам, они просили принять дар и пропустить их через темные владения нечистой силы.


Ключ Витары

главная